EN

К 75-летию профессора физического факультета МГУ Михаила Николаевича Девяткова
(21.12.1935 - 16.04.1984)


Еще студентом второго курса Миша Девятков пришел на кафедру физики СВЧ, возглавлявшуюся профессором С.Д. Гвоздовером, сделав таким образом первый шаг в науку. Все последующие студенческие и аспирантские годы он работал в группе Анатолия Ивановича Костиенко и к моменту защиты дипломной работы был уже автором двух статей и изобретения, патент на которое он получил будучи студентом третьего курса. Закончив физический факультет с отличием, он поступил в аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию и затем продолжал научную деятельность, оставшись работать на факультете в должности ассистента. Это был 1962 год. Через два года Михаил Николаевич начал читать спецкурсы на дневном и вечернем отделениях факультета, а также курс «Электроника СВЧ» для слушателей инженерного потока.
В 1967 году он собирает коллектив сотрудников, студентов-дипломников и затем аспирантов, наметив широкую программу экспериментальных исследований по изучению пространственного заряда в электронных потоках. Теоретические исследования в этой области были начаты давно, но особенно интенсивно они развивались в 30-е и 40-ые годы. С какого-то момента сугубо теоретическое направление этих работ исчерпало себя. Продвижения не было. Предлагаемые идеализированные модели не удавалось приблизить к условиям эксперимента. Качественное сопоставление результатов теории и эксперимента не давало развития. Однако потребность в научной информации, необходимость разработки определенного класса приборов, особенно связанная с миниатюризацией электронных устройств, оставалась в данном направлении весьма насущной. Михаил Николаевич увлекся этой задачей, несмотря на то, что у очень многих теоретиков и экспериментаторов возникло ощущение тупика, бесперспективности дальнейших усилий. Но он не отступил и получив самые первые результаты, нуждаясь в стороннем обсуждении предстоящей большой работы, поехал к академику П.Л. Капице за оценкой и советами выдающегося ученого, патриарха советской физики. Петр Леонидович тепло принял и поддержал молодого ученого.
Работа длилась несколько лет. Михаилу Николаевичу вместе с его коллегами и учениками (в группу в разные годы входили Ю.А. Пирогов, Г.И. Овчинникова, Ю.В. Горохов, Л.З. Аитова, Г.И. Дьяконов, В.Ф. Шарихин, В.Д. Якименко, В.О. Подколзин, С.К. Романюк, Р.В. Лебедев и др., продолжалось и сотрудничество с А.И. Костиенко) удалось провести ряд пионерских исследований.
Полученные результаты позволили разработать теоретический аппарат для анализа систем с потенциальным барьером электронного пространственного заряда, возникающим в межэлектродных промежутках с различной конфигурацией электродов, предложить и экспериментально подтвердить тепловую концепцию воздействия СВЧ-полей на электронные потоки. В этой работе большую поддержку оказал ему профессор Анатолий Александрович Власов, одобрением которого Михаил Николаевич очень гордился. Интересно, что нелинейными свойствами пространственного заряда в модифицированном диоде Девяткова заинтересовался и заведующий кафедрой радиофизики профессор С.Д. Гвоздовер, посвятивший свои последние статьи в журналах «Известия вузов. Радиофизика» и «Радиотехника и электроника» именно этой проблеме.
Значимость проведенных М.Н.Девятковым исследований заключалась не только в том, что те или иные эксперименты были проведены впервые, но и тем, что ему удалось найти способ «стыковки» идеализированной теоретической модели с характеристиками реальных электронных устройств со сложной конфигурацией полей и электронных потоков. Завершающим этапом этой работы, которая явилась материалом для защиты докторской диссертации, стали предложенные Михаилом Николаевичем для внедрения в производство в Объединение «Исток» новые электронные приборы: электронно-лучевой усилитель с электростатическим управлением и фотоэлектронный детектор с виртуальным катодом. Блестящая защита докторской диссертации Михаила Николаевича, состоявшаяся на Ученом Совете физического факультета, была особо отмечена председателем Совета деканом факультета Василием Степановичем Фурсовым.
Научные интересы М.Н. Девяткова не ограничивались только тематикой докторской диссертации. В те же 60-ые и 70-ые годы он занимался еще изучением вторичной электронной эмиссии сегнетоэлектриков, исследованием диэлектрических характеристик сегнетоэлектриков в миллиметровом диапазоне волн. В последние годы он проводил работы по эффекту кросс-модуляции в фотопроводниках, исследованию приема сверхслабого свечения (модуляционная методика с дискретным счетом фотонов), изучению эмиссии материалов, обладающих пироэлектрическим эффектом. Им была разработана голографическая методика записи и восстановления изображений в миллиметровом диапазоне. Целый ряд работ проводился М.Н. Девятковым в рамках целевой комплексной научно-технической программы в соответствии с Постановлениями ГКНТ СССР, Госплана СССР и АН СССР.
Михаил Николаевич был замечательным руководителем группы, был даже скорее коллегой, чем руководителем. Привлекательность его личности состояла в том, что он прекрасно умел ладить с людьми вне зависимости от их социального или научного статуса. Всегда корректен, внимателен, доступен, он обладал уникальным даром - умением слушать. Всегда ровный и сдержанный с сотрудниками, он не позволял себе ни панибратства, ни высокомерия по отношению к коллегам. На самом деле он был душой группы, участвуя во всех мероприятиях и серьезных и шутливых. Чего стоил один только «договор о частичном запрещении курения в помещении 2-65», автором которого был он сам, любивший порой затянуться душистым дымком от элитного табака из курительной трубки. А шутливые отчеты по приемке помещения после уборки предыдущим дежурным, среди которых наиболее смешными являлись те, что были написаны Мишей Девятковым.
М.Н. обладал удивительным научным чутьем, легко заражался новыми идеями и мог кого угодно зажечь и увлечь в предстоящий научный поиск. Не зря многие его студенты, распределившиеся в разные НИИ, часто приезжали обсудить научные мысли с Михаилом Николаевичем. Особенно примечательными были появления в лаборатории Жени Мясоедова, одного из первых его дипломников. Приезжая, он часами вел беседы с М.Н. по поводу постановки «простеньких» экспериментов, которые бы подтвердили единую теорию гравитации и электромагнетизма! И Михаил Николаевич не только обсуждал, но и ставил эти эксперименты вместе с Женей. К сожалению, каждый раз что-то мешало получению результатов, Женя уезжал, чтобы через некоторое время появиться с новой идеей и все начиналось сначала. Надо отдать должное Девяткову — он всегда старался вникнуть в предлагаемую модель и, развив ее, ставил с Женей все новые и новые эксперименты.
Надо особо отметить уникальную способность М.Н. понять вопрос, который ему задают, и сразу без всякого хождения вокруг да около обсуждать или отвечать четко на поставленный вопрос. Если чего-то не хватало для ответа, то более развернутым он приносил его на следующий день. Вообще ясность научной и не только научной мысли была его отличительной чертой, такой важной и в научной дискуссии и в работе со студентами. Общение с ними доставляло ему истинное удовольствие. Он мог оставаться на факультете бесконечно долго и приходить в любой день, в любое время, когда студент-дипломник просил об этом. Спокойно и обстоятельно он мог еще и еще объяснять, как должен быть написан и оформлен диплом, подготовлен доклад, бесконечно обсуждать положения и выводы дипломной работы. Студенты понимали и ценили эти качества своего руководителя и уже после окончания факультета очень часто приходили к нему в лабораторию за советом.
Всю свою недолгую жизнь (он ушел от нас в апреле 1984 года) Михаил Николаевич считал, что истинная ценность человеческого существования на земле заключается в постижении человеческого духа, в следовании нравственному началу. Он никогда не признавал власти денег над человеком, не гонялся за наградами, а премии, полученные по договорам, часто отдавал сотрудникам, которых надо было дополнительно поощрить. Как отмечал заведующий кафедрой профессор В.М. Лопухин, Михаил Николаевич был одним из самых аккуратных и дисциплинированных сотрудников. Трудно было представить кого-либо, кто мог столь надежно, добросовестно, в срок и с энтузиазмом выполнить поручение кафедры, выступить на заседании с такой принципиальностью, продуманностью и конкретностью, говорил Владимир Михайлович.
Михаил Николаевич жил активной общественной жизнью, был членом КПСС. Он подал заявление о вступлении в коммунистическую партию на последнем курсе аспирантуры, и это был продуманный жизненный выбор. Он гордился тем, что жил в стране социализма и считал, что историческая задача человечества, которое жаждет творчества, счастья, совершенствования во всем, в том числе, в человеческих отношениях, состоит в построении общества равных возможностей. Он вел большую общественную работу на факультете, избирался секретарем партбюро отделения радиофизики, заместителем секретаря парткома факультета. Он очень хорошо понимал людей и наверно поэтому к нему часто обращались с просьбой спокойно, трезво, аккуратно развести возникающие порой конфликты и получить полезный совет.
Нельзя было сказать, что у него был большой жизненный опыт, но к нему, как к человеку, обладающему жизненной мудростью, обращались многие и находили в нем соучастие. Он давал совет другому человеку, просто поставив себя на его место - в этом и заключалась его мудрость. Что ж, быть может, мудрость передается по наследству? Михаил Николаевич был представителем очень много впитавшей в себя и богатой традициями семьи, принадлежавшей в прошлом известному дворянскому роду. Один дед его был даже губернатором в Вологде, другой — крупным российским предпринимателем. Отец Михаила Николаевича вместе с тремя другими детьми воспитывался в требованиях почитания старших, строгого выполнения режима жизни, трудолюбия, отличной успеваемости по всем предметам и сумел воспитать в себе незаурядное человеческое достоинство. Все они стали известными физиками и «поднимали» затем советскую науку. Отец М.Н. Девяткова, академик, Герой социалистического труда Н.Д. Девятков был выдающимся ученым в области СВЧ электроники, работавшим на оборону социалистического государства. Другого пути, как стать физиком, у Михаила Николаевича просто не было. Он поступил в Московский университет на физический факультет и всю свою жизнь отдал факультету и науке.

А.П. Сухоруков, Ю.А. Пирогов, Г.И. Овчинникова, Л.И. Девяткова

Назад