EN

Советские люди глазами фашистов

 

К годовщине начала

Великой Отечественной войны

 

Продолжаем освещать историю Великой Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков на основе материалов фа­шистов. Это, согласно СМИ, наиболее достоверный источник информации. Публикуемые ниже документы 1942 и 1943 годов свидетельствуют о том, как в результате наблюдения за остарбайтерами и военнопленными изменились представления немецкого населения о Советском Союзе и его людях.

Перед войной и на начальном этапе войны немецкая пропаганда рисовала граждан СССР так, как их изображают современные российские СМИ — ре­прессии, голод, лагерь, зона, работали и воевали из-за страха перед НКВД и ко­миссарами, были необразованные, ленивы, тупы, подлы, занимались, в основ­ном, доносами и т.п.

Однако год войны показал ошибочность такого представления о СССР и его людях, заставил фашистов изменить методы ведения пропаганды. Эти секретные доклады имперской службы безопасности были подготовлены для высшего руководства нацистской Германии и потому содержат информа­цию, свободную от пропагандистских корректив.

Читая эти документы, с одной стороны, невольно испытываешь чувство гордости за советских людей — это были Люди, а с другой, чувство возмуще­ния, — за какое же быдло держат СМИ граждан РФ, потчуя их предвоенны­ми разработками геббельсовских специалистов.

Подчеркивания в тексте документов сделаны фашистским аналитиком. В стенном варианте газеты второй документ дан со значительными сокраще­ниями. Для оживления материала я добавил копии немецких агитационных материалов и фотографий.

Этот материал впервые был опубликован в газете «Советский физик» №3(50) еще в 2006 году. Прошло шесть лет, но актуальность материала только возросла.

Гл. редактор Показеев К.В.

 

 

НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ

БЕЗОПАСНОСТИ и СД

Управление III

Берлин, 17 августа 1942 г.

СВ II, Принц-Альбрехтштрассе, 8

 

Секретно!

Экз. №41

Лично — Доложить немедленно!

Сообщения из империи №309

 

 

II. Представления населения о России

 

В последнее время из различных частей империи и от всех слоев населения по­ступают многочисленные сообщения о том, что население во все большем объеме стремится представить себе взаимопереплетающуюся картину Советского Союза: страны, обстановки внутри нее, людей, внутренних и внешних условий их существования. При этом чаще всего выражается мнение, что прежние пред­ставления в ходе войны против Советского Союза во многом изменились, и воз­никает ряд противоречий, которым трудно дать удовлетворительное объяснение.

1. Наша прежняя пропаганда против Советского Союза подчеркивала, что коммунистическо-большевистская система была основана евреями как система чудовищного угнетения и нищеты всего русского населения. Особенно подчерки­валось различие между большевистской идеологией и агитацией, и действитель­ным положением в Советском Союзе. Эта пропаганда породила представления, которые недавно были подтверждены как правильные на выставке «Советский рай». (Примечание Гл. редактора. Пропагандистская выставка «Советский рай» (весна-лето 1942 г., Люстгартен, Берлин). 18 мая группа патриотов-коммунистов Германии совершила нападение на эту выставку. По делу о напа­дении было арестовано 30 человека. Все они погибли…Задумайтесь, весна 1942 года! Идут на верную смерть. Вот были люди — не ныли: «Что делать? Где лидеры? Я ничего не могу». В отчете по этому делу Главного управления импер­ской безопасности отмечалось, что «конечной целью их стремлений является большевистская Европа».)

 

Принудительная эвакуация советского гражданского населения под конвоем военной полиции. Северный фронт, 1942 г.

 

Именно эти представления были снова подтверждены в письмах и рассказах наших солдат. Картина Советского Союза и его людей предстает как исключи­тельно мрачная, как состояние ужасного упадка и страшной нищеты. Теперь же среди простых людей часто можно услышать такие заявления, как: «И в этой ужасной стране должны были после войны поселиться немцы!» — «Уже никого и ничем нельзя заманить ехать туда!» — «И даже если меня будут заставлять, ни­чего из этого не выйдет!»

2. Согласно этим представлениям, Советский Союз был страной чудовищного беспорядка. Вспоминается многолетняя впечатляющая информация о дезоргани­зации, например, в сельском хозяйстве и на транспорте, о невыполнении пятилет­них планов в области промышленности и т.д. Но уже в первые месяцы войны про­тив Советского Союза в связи с этой проблемой возникло чувство, что мы стали жертвой определенного заблуждения. Большая масса вооружения, его техниче­ское качество, гигантская индустриализация страны вызвали первые озадачившие нас впечатления, которые противоречили существенным аргументам прежних представлений о Советском Союзе. Солдаты на основе собственного опыта также сообщали, что, наряду с примитивностью и нищетой масс, они видели огромные сооружения, гигантские промышленные предприятия американского типа, элек­тростанции и т.д. Они задают себе вопрос, как все это осуществил большевизм? «Здесь должны также проявиться и положительные силы?»

3. Советские люди преподносились как жестокие скотоподобные существа. В лице комиссаров и политруков они превращались просто в «недочеловеков». Сообщения о зверствах, которые имели место в первые месяцы восточного по­хода, подкрепляли убеждение, что военнослужащие вражеской армии являются «бестиями». С озабоченностью спрашивали, как мы поступим в будущем с этими «зверьми». Многие немцы полагали, что их нужно будет полностью уничтожить. Вместе с сообщениями о злодеяниях убежавших русских военнопленных возник определенный страх в связи с тем, что эти типы в большом количестве могут при­быть в пределы империи и использоваться в качестве рабочей силы.

Это уже сегодня поднимает для многих немцев вопрос о духовном отношении к тысячам остарбайтеров. Именно среди наших рабочих было отмечено, что эти русские часто проявляют смышленость, ловкость, быстроту в понимании даже слож­ных процессов в работе машин. Многие довольно быстро изучили немецкий язык и совсем не выглядят такими, которые получили плохое начальное образование. Этот опыт сделал противоречивыми прежние представления о людях с востока.

4. Восточных людей в целом рассматривали как неполноценных в расовом от­ношении. Часто там выискивали лиц с чертами монгольских и тюркских народов, с тем, чтобы наглядно и ярко продемонстрировать звериный характер солдат Со­ветской армии. Этому противоречат рассказы многих солдат о том, что монголы и тюрки являются хорошими солдатами, что часто они чистоплотнее и смышленее других и не попали полностью под влияние большевизма. Среди мужиков также встречается много высоких блондинов с голубыми глазами, а во многих докладах с Украины говорится о том, что люди там по сравнению с Германией являются очень примитивными и ведут простой образ жизни, но выглядят здоровыми, за­частую добродушными, трудолюбивыми и радостными.

5. Особенно сильно занимает немцев проблема боевой мощи Красной Армии, которая наряду с количеством и качеством удивительного вооружения явилась второй большой неожиданностью. До сегодняшнего дня упорство в бою объяс­нялось страхом перед пистолетом комиссара и политрука. Иногда полное безраз­личие к жизни истолковывалось исходя из животных черт, присущих людям на востоке. Однако снова и снова возникает подозрение, что голого насилия недоста­точно для того, чтобы вызвать доходящие до пренебрежения жизнью действия в бою. Различными путями приходят к мысли, что большевизм привел к возникно­вению своеобразной фанатической веры. В Советском Союзе, возможно, многие люди, главным образом молодое поколение, придерживаются мнения, что Сталин является великим политиком. По меньшей мере, большевизм, безразлично какими средствами, вселил в большую часть русского населения непреклонное упорство. Именно нашими солдатами установлено, что такого организованного проявления упорства никогда не встречалось в Первую мировую войну. Вполне вероятно, что люди на востоке сильно отличаются от нас по расово-национальным признакам, однако за боевой мощью врага все же стоят такие качества, как своеобразная лю­бовь к отечеству, своего рода мужество и товарищество, безразличие к жизни, которые у японцев тоже проявляются необычно, но должны быть признаны.

6. Далее много раздумий вызывает пространство, ландшафт и климат на восто­ке. По этому вопросу существуют сравнительно единые представления. Главное в них: бесконечность и однообразие русских просторов, русская зима, пришедшие в упадок деревни и т. д. Каждый задает себе вопрос, кто должен ехать в эту страну. Из прежних представлений о природе России никаких стимулов для этого не мо­жет возникнуть. Какая-либо деятельность на востоке уже сегодня предстает для многих, как «перевод в порядке наказания».

 

В целом, учитывая все эти суждения, не­вольно приходишь к мысли, что Россию и ее людей нельзя привести к одному знаменате­лю. До войны нам было очень мало известно о реальном положении в России, и сейчас, как следует из частично противоречивых выска­зываний, понятий и представлений, мы знаем в основном все еще очень мало. Да, сейчас, кажется, даже труднее создать достоверную картину из отдельных факторов русского и до­советского периода, из того, что должно быть приписано большевистскому времени и что сводится к освобождению от большевизма, что вообще является русским и показательно для него, что представляет собой лишь единичные утверждения, которые не могут быть примене­ны ко всем людям и ко всему пространству.

Существует мнение, что прежнее единое представление не согласуется или больше не согласуется с многогранной действи­тельностью, и, с точки зрения будущих за­дач, которые для многих немцев придет­ся решать на востоке, возникает желание преодолеть имеющиеся противоречия и создать четкую реальную картину про­странства и людей на востоке.

Фашистская листовка начального этапа войны

 

 

 

НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ

БЕЗОПАСНОСТИ и СД

III управление

Берлин, 15 апреля 1943 г.

СВ II, Принц-Альбрехтштрассе, 8.

 

Секретно!

Экз. №74

Лично — Доложить немедленно!

Сообщения из империи №376

 

 

III. Представления населения о России: результаты использования в империи советских военнопленных и остарбайтеров.

 

До начала открытых враждебных действий против Советского Союза 22 июня 1941 г. немецкий народ за совсем небольшим исключением знал о Советском Со­юзе, о его социальной и экономической структуре, о культурной жизни только из печати, кинофильмов, выступлений пропагандистов и тенденциозной литературы.

Подавляющее большинство немецкого народа видело поэтому в Советском Союзе антигуманную и бездуховную систему насилия и представляло себе со­ветских людей как обреченную, полуголодную отупевшую массу.

На сотни тысяч направленных сюда остарбайтеров и военнопленных немцы смотрели как на живых свидетелей большевистской системы, в результате чего прежний образ России и созданные пропагандой представления о советском чело­веке могли пересматриваться. Согласно многочисленным докладам с мест, сильно расширились и углубились различия во мнениях немцев всех слоев. Население, как и прежде находясь под влиянием ведущих средств информации, убеждено в необходимости войны против советского режима и никак не склонно ставить себя при сравнении с советскими русскими на одну ступень с этими представителя­ми восточных народов. Во время все повторяющихся, иногда весьма оживленных дискуссий очень часто высказываются мнения, что люди из Советского Союза лучше, по крайней мере, не так плохи, как об этом думали, делаются выводы о жизни в Советском Союзе, а также возникают определенные возражения против созданных германской пропагандой представлений. Так, уже по прибытии пер­вых эшелонов с остарбайтерами у многих немцев вызвало удивление хорошее со­стояние их упитанности (особенно у гражданских рабочих). Нередко можно было услышать такие высказывания:

«Они совсем не выглядят голодающими. Наоборот, у них еще толстые щеки и они, должно быть, жили хорошо».

Между прочим, руководитель одного государственного органа здравоохране­ния после осмотра остарбайтеров заявил:

«Меня фактически изумил хороший внешний вид работниц с востока. Наи­большее удивление вызвали зубы работниц, так как до сих пор я еще не обнару­жил ни одного случая, чтобы у русской женщины были плохие зубы. В отличие от нас, немцев, они, должно быть, уделяют много внимания поддержанию зубов в порядке. Во многих отношениях мы, пожалуй, были информированы не совсем точно или же не были оповещены об обстановке со стороны высших инстанций» (г. Дортмунд).

Сомнения в прежних представлениях о России вызвали у немцев особенно сле­дующие наблюдения.

1. Большевистская безбожность и религиозность остарбайтеров

У нас всегда указывалось на то, что большевизм искоренил религию, прояв­лял нетерпимость к церкви, религиозным верованиям. В то же время в империю в ходе привлечения на работу остарбайтеров с территорий, находившихся ранее под властью Советов, прибыло бесчисленное количество людей, которые, что бросается в глаза, имеют при себе маленькие распятия, портреты богоматери или иконы. Особенно это замечается в католических районах империи. Кроме того, у этих остарбайтеров, особенно у женщин, часто проявляется глубокая, врожден­ная религиозность. Из этого немецкое население заключает, что при советской си­стеме, которая боролась с религией, люди вполне имели возможность проявлять свою веру. Вот что говорится по этому поводу в одном из докладов, поступивших из крестьянских районов, прилегающих к Лигницу:

«Всеобщее мнение по сравнению с прежним сильно изменилось. Как утверж­дают, все, что нам говорилось о большевизме и безбожности преувеличено. Все это только пропаганда. Согласно рассказам находящихся здесь советских гражданских рабочих, в России имеется еще много церквей, где можно беспре­пятственно молиться».

Одна работница из этого же района сказала: «Я думала, что у русских нет рели­гии, однако они даже молятся».

Из Бреслау один начальник отдела учета доложил: «Остарбайтеры должны у меня регистрироваться для заведения на них карточек. При этом они почти всег­да заявляют о своей принадлежности к православной церкви. При указании, что в Советском Союзе господствует безбожье и пропагандируется атеизм, они объ­ясняют, что это имеет место в Москве, Харькове, Сталинграде, Ростове и других крупных промышленных центрах, в меньшей степени — в Ленинграде. В сель­ской местности советские русские являются очень религиозными. Почти каждый из опрошенных русских доказывал свою христианскую веру тем, что имел с со­бой небольшую цепочку с маленьким крестиком. Кроме того, они сказали, что, вероятно, молодые остарбайтеры были частично причастны к атеистическому движению, но вообще о безбожии в Советской России не может быть и речи. Это была лишь пропаганда».

Среди нашего верующего населения отмечается, что в разное время в Герма­нии государство и партия не совсем дружелюбно относились к церкви и что отно­шение советской системы к проблемам религии наверняка подобно тому, которое принято у нас партией и государством.

2. Интеллект — техническая осведомленность

Истребление русской интеллигенции и одурманивание масс было также важ­ной темой в трактовке большевизма. В германской пропаганде советский человек выступал как тупое эксплуатируемое существо, как так называемый «рабочий ро­бот». Немецкий сотрудник на основе выполняемой остарбайтерами работы и их мастерства ежедневно часто убеждался в прямо противоположном. В мно­гочисленных докладах сообщается, что направленные на военные предприятия остарбайтеры своей технической осведомленностью прямо озадачивали немец­ких рабочих (Бремен, Райхенберг, Штеттин, Франкфурт-на-Одере, Берлин, Галле, Дортмунд, Киль и Бейреут). Один рабочий из Бейреута в этой связи сказал:

«Наша пропаганда всегда преподносит русских как тупых и глупых. Но я здесь установил противоположное. Во время работы русские думают и совсем не выглядят такими глупыми. Для меня лучше иметь на работе 2 русских, чем 5 итальянцев»...

Во многих докладах отмечается, что рабочий из бывших советских областей обнаруживает особую осведомленность во всех технических устройствах. Так, немец на собственном опыте не раз убеждался, что остарбайтер, обходящийся при выполнении работы самыми примитивными средствами, может устранить поломки любого рода в моторах и т.д. Различные примеры подобного рода приво­дятся в докладе, поступившем из Франкфурта-на-Одере:

«В одном имении советский военнопленный разобрался в двигателе, с кото­рым немецкие специалисты не знали что делать: в короткое время он запустил его в действие и обнаружил затем в коробке передач тягача повреждение, которое не было еще замечено немцами, обслуживающими тягач».

Директор одной силезской льнопрядильни (г. Глагау) по поводу использования остарбайтеров заявил следующее: «Направленные сюда остарбайтеры сразу же демонстрируют техническую осведомленность и не нуждаются в более длитель­ном обучении, чем немцы».

Из бросающегося в глаза большого числа студентов среди остарбайтеров не­мецкое население приходит к заключению, что уровень образования в Советском Союзе не такой уж низкий, как у нас часто это изображалось. Немецкие рабочие, которые имели возможность наблюдать техническое мастерство остарбайтеров на производстве, полагают, что в Германию, по всей вероятности, попадают не са­мые лучшие из русских, так как большевики своих наиболее квалифицированных рабочих с крупных предприятий направили за Урал. Во всем этом многие немцы находят определенное объяснение тому неслыханному количеству вооружения у противника, о котором нам стали сообщать в ходе войны на востоке. Уже само большое число хорошего и сложного оружия свидетельствует о наличии квалифи­цированных инженеров и специалистов. Люди, которые привели Советский Союз к таким достижениям в военном производстве, должны обладать несомненным техническим мастерством.

3. Неграмотность и наблюдаемый уровень образования

Раньше широкие круги немецкого населения придерживались мнения, что в Советском Союзе людей отличает неграмотность и низкий уровень образования. Использование остарбайтеров породило теперь противоречия, которые часто при­водили немцев в замешательство. Так, во всех докладах с мест утверждается, что неграмотные составляют совсем небольшой процент. В письме одного дипломи­рованного инженера, который руководил фабрикой на Украине, например, сообща­лось, что на его предприятии из 1800 сотрудников только трое были неграмотными (г. Райхенберг). Подобные выводы следуют также из приводимых ниже примеров.

«По мнению многих немцев, нынешнее советское школьное образование зна­чительно лучше, чем было во времена царизма. Сравнение мастерства русских и немецких сельскохозяйственных рабочих зачастую оказывается в пользу совет­ских» (г. Штеттин).

«Особое изумление вызвало широко распространенное знание немецкого язы­ка, который изучается даже в сельских неполных средних школах» (г. Франкфурт-на-Одере).

«Многие считают, что большевизм вывел русских из ограниченности» (г. Берлин).

4. Семейные чувства и нравственность

В германской пропаганде много говорилось о том, что большевистская система ликвидировала семью, эту зародышевую ячейку государства. В представленных из различных частей империи докладах единодушно утверждается, что именно среди остарбайтеров сохраняются ясно выраженные семейные чувства и наблюдается хорошая нравственность. Лишь у советских военнопленных это выражено в мень­шей степени, что, возможно, объясняется тем, что во время длительной военной службы они были оторваны от своих семей. В докладе из Лигница говорится:

«Остарбайтеры очень много пишут и получают много писем. Они проявляют много заботы о своих родных, особенно в периоды германского отступления. Они покупают много писчей бумаги и различных предметов для подарков. Торговый представитель одной фабрики сказал: Я думал, у русских нет семьи, но одна де­вушка все время спрашивает, не может ли ее брат работать у нас. Сейчас он рабо­тает по соседству. Один отец постоянно справляется о своей дочери, которая тоже должна находиться в Германии. Одна женщина хочет установить памятник свое­му умершему мужу. Русские часто фотографируются, чтобы послать снимки сво­им родным. Один русский сильно плакал из-за того, как он рассказывал, что его с женой направили сюда, а четверо их детей вынуждены были остаться дома...»

Представления нашего населения о семейных чувствах большевиков прямо противоположны тому, что об этом говорила наша пропаганда. Русские проявляют большую заботу о своих родных, и у них там существуют упорядоченные семей­ные отношения. При любом удобном случае они общаются между собою. Суще­ствуют тесные связи между родителями, детьми, их бабушками и дедушками.

Часто у многих немцев вызывают также удивление русские работницы сво­ей личной чистоплотностью и той любовью, с которой они украшают свой кров. Немцы этого от них не ожидали.

 

Медицинский осмотр перед отправкой в Германию.

Артемовск, Украина, 1942 г.

 

О подобном положении сообщают и из Киля:

«Вообще русская женщина в сексуальном отношении совсем не соответству­ет представлениям германской пропаганды. Половое распутство ей совсем не­известно.

В различных округах население рассказывает, что при проведении общего ме­дицинского осмотра восточных работниц у всех девушек была установлена еще сохранившаяся девственность».

Эти данные подтверждаются докладом из Бреслау:

«Фабрика кинопленки «Вольфен» сообщает, что при проведении на предпри­ятии медосмотра было установлено, что 90% восточных работниц в возрасте с 17 до 29 лет были целомудренными. По мнению разных немецких представите­лей, складывается впечатление, что русский мужчина уделяет должное внимание русской женщине, что в конечном итоге находит отражение также в моральных аспектах жизни».

5. Советские методы господства и наказания

Исключительно большая роль в пропаганде отводится ГПУ. Особенно сильно на представления немецкого населения воздействовали принудительные ссылки в Сибирь и расстрелы. Немецкие предприниматели и рабочие были очень удив­лены, когда германский трудовой фронт повторно указал на то, что среди остар­байтеров нет таких, кто бы подвергался у себя в стране наказанию. Что касается насильственных методов ГПУ, которые наша пропаганда надеялась во многом еще подтвердить, то, ко всеобщему изумлению, в больших лагерях не обнаружено ни одного случая, чтобы родных остарбайтеров принудительно ссылали, арестовыва­ли или расстреливали. Часть населения проявляет скептицизм по этому поводу и полагает, что в Советском Союзе не так уж плохо обстоит дело с принудительными работами и террором, как об этом всегда утверждалось, что действия ГПУ не опре­деляют основную часть жизни в Советском Союзе, как об этом думали раньше.

Благодаря такого рода наблюдениям, о которых сообщается в докладах с мест, представления о Советском Союзе и его людях сильно изменились. Все эти еди­ничные наблюдения, которые воспринимаются как противоречащие прежней пропаганде, порождают много раздумий. Там, где антибольшевистская пропаган­да продолжала действовать с помощью старых и известных аргументов, она уже больше не вызывала интереса и веры, как это было перед началом и в первый период германо-советской войны. Высказываются пожелания, чтобы давалась по возможности реальная картина повседневной русской жизни, ее людей и т.д. От­дельные спокойно размышляющие немцы считают, что необязательно судить о Советском Союзе в целом по остарбайтерам, так как они, например, в религиоз­ном отношении действуют здесь значительно свободнее, чем в Советском Союзе, где на них оказывалось давление. Однако изменений, которые уже произошли в связи с прибывшими в империю людьми, недостаточно для того, чтобы ликвиди­ровать все возникшие сомнения в прежних представлениях о России, не говоря уже о том, что очень часто подобные размышления не имеют места.

Bundesarchiv Koblenz. Reichssicherheitshauptamt.

R 58/182. Meldungen aus dera Reich Nr. 376.15.4.43. S. 8-17.

 

«Источник», N3, 1995 г.

 

 

Назад