EN

ИЗ ИНТЕРВЬЮ ВЯЧЕСЛАВА ПИСЬМЕННОГО
ГАЗЕТЕ “ТРОИЦКИЙ ВАРИАНТ” ОТ 21 АВГУСТА 2007 Г.

Вячеслав Дмитриевич, Вы были одним из основателей ССО. Как это было?

     - Поехали мы на Целину в 58-м году. У нас, физфаковцев, была особенность по сравнению с другими. Ехал весь Университет – две с половиной тысячи, 550 человек с физфака. На уборку урожая.

     Я уже в аспирантуре был, когда меня «выдернули» секретарем комитета комсомола физфака. Раздрай был жуткий идеологический. Прошли Венгрия, Польша. Все это ударило по нашему сознанию. Мы выпускали всякие газеты. «Колокол», который запрещали, и т.д. Очень серьезная ломка была сознания. Уже прошел 20-й съезд, в 56-ом году. В 57-ом прошел 21 съезд и окончательное, до фундамента развенчание и уже там всех остальных и «примкнувших» к ним и т.д. И все это шло через партийные активы, все это нам зачитывали. Возникал вопрос: “А как же комсомол-то…, как комсомолец должен себя проявить? “  Ну, понятно, “учиться, учиться и учиться…”, а еще как гражданские чувства проявлять?

     Я готовил отряд, и мы его по всей классике сделали. У нас появились элементы формы, На деньги, которыми мы скинулись, мы купили бывшие в то время модными клетчатые теплые рубашки. В красную клетку – мальчикам, по-моему, в зеленую клетку – девочкам. У нас были отряды, по 62 человека в отряде. Почему? Потому что это была вместимость одного вагона, 62 человека, не больше, не меньше. 60 бойцов, командир и комиссар. Это была наша выдумка, что мы комиссаров выбрали, чтобы над командирами был надзор, чтоб не было своеволия, потому что власть немаленькая. Штаб был создан. И, естественно, все это были комсомольские активисты двух курсов: после первого и третьего…

     Мы подготовились, как только можно. Например, чая мы повезли, что потом назад привозили, и еще года на три его хватило. Инструмент кое-какой купили. Т.е. смотрели на это уже полупрофессионально. Но, тем не менее, никакого урожая там мы не увидели. Приехали, там все было зеленое. Это север Казахстана – Сибирь. Он не созревал. 1 сентября, а он стоит зеленый!. И убирать нельзя. Даже еще нельзя в валки класть. Раздельная уборка только начинала внедряться.

     И вот тогда мы отпустили основную массу, а чтобы не “загнить” в простое, мы начали строить. Оттуда и пошли стройотряды.

     Мы стали строить коровники. Сами жили в землянках. А вообще колхоз огромный – 30 тыс. Гектаров, а в нем было всего четыре домика капитальных! Мы сделали бригаду трактористов и комбайнеров.

      Поехал я в Обком Партии, нам дали запчасти. Мы восстановили 12 комбайнов, они все прицепными были, 12 тракторов. Были автолюбители среди ребят, третий курс. Собрали бригаду механизаторов.
     
     Нам дали отдельную клетку, называлось поле в тысячу гектаров, и вот мы его должны были убрать. А он (урожай) не созревает. Что делать? Тогда, опять на добровольной основе, 150 человек из 550 остались до победного конца.

      С физфака мне шлют гневные телеграммы:  ”Что за своеволие?!” С одной стороны они “кроют матом”, а с другой стороны – они тоже понимают, что это не такое простое дело.  А тут умоляют партийные и хозяйственные…: ”Ребята, спасите, Вы технику поставили на ноги, а теперь…”    

     Наконец, хлеб стал уже созревать. Быстро его стали косить в валки. Чтоб он быстро доходил, чтоб меньше потерь было.

А как мы убирали! Выпал снег на эти валки. Комбайн не берет. Впереди бегут девочки, трясут валки и стряхивают снег, а следом идет комбайн и все это подбирает. Мы уехали оттуда 15 октября. Но убрали! 

     И вот, что интересно – нам по медали за это нацепили сразу же, ”За освоение целинных земель”. Ну и самим было приятно.

     Мы 15 октября вернулись, а 14 ноября была конференция комсомольская. Я, конечно, никакого доклада не писал, я не любил доклады, а выступил с речью. Но это считалось отчетным докладом. И еще мы номер специальной выпустили газеты МГУшной, посвященный этому лету и отрядам, к конференции. Сердцевиной моего выступления была идея – создать строительные отряды. Потому что мы поняли – нужно там строить, чтоб люди там жили, а не приезжали на уборку. Это гроб технике. Прилетели комбайнеры, один сезон протарахтели и улетели. А потом все это растаскивалось, и не было никакого присмотра над техникой и т.д.

     На конференции мы два постановления тогда приняли, которые сыграли свою роль. Первое. Ежегодно устраивать День Физика, весенний праздник….

     Второе: мы постановили – готовить отряд. Независимо, будет мобилизация, нет, мы поедем. Но для того, чтобы готовить, мы просили администрацию, чтобы она нам один день освободила в расписании первого и третьего курса, чтобы они могли работать на стройке. Стажироваться.

     Что там было. Как нас поливали преподаватели, особенно администрация. Но вот Леша Матвеев, он тогда был секретарем парткома, хорошо к нам и нашим идеям относился. И мы добились этого. …

     Вдруг к нам в МГУ приезжает Первый секретарь Хрущев! Меня зовут сразу в партком. “Готовься выступать”. Секретарь комитета комсомола не в состоянии был это сделать. Он был хороший парень, но выступать не умел. Мне пришлось рассказать про Целину.

     Выступление Хрущеву, которым он очень поддержал идею отрядов и то, что было, - ”молодцы, что так хотите” … и пр. , нам очень помогло. Во-первых, в МГУ всё, от нас отстали. Попробуй после этого – мы ж побежим жаловаться. Тем более, что он недавно разгромил по нашему письму всех (Речь идет о письме комсомольской конференции 1953 года в ЦК с критикой учебного процесса на факультете и требованием пригласить ведущих ученых  академии  к чтению лекций), теперь вот приехал по нашему приглашению. Так что теперь совсем другая была атмосфера. Кроме того, он дал указание своему помощнику Шевченко: ”Смотри за этими ребятами”.

     И вот когда в 61-ом мы поехали на Целину, я комиссаром был,…А мы тогда уже были МГУшным отрядом, не только физфаковским. Тысяча сто человек из МГУ собрали, журфак был, другие факультеты. Даже из Ленинграда мы сагитировали матмех. Один отряд был из МАГИ. Так мы с ССО пошли по Москве, хотя 1100 человек всего было. Мы накрыли весь Булаевский район….

     Когда мы приехали в Москву, в 61-ом, нас позвал на разговор Мацкевич (Председатель крайисполкома) и Соколов, Первый секретарь крайкома, в гостиницу “Москва”. Мы были с Сергеем Литвиненко (он был командиром в 61-ом, мой как бы выдвиженец, воспитанник), и я с ним как комиссар, в тени чтоб стоять.

     И мы целый вечер проговорили…

 И вот они в этом разговоре вдруг говорят: ”Ну, хорошо. Замечательно. Вы один район закрыли. А нам нужно в десять раз больше бойцов. Слабо 10000–ный отряд сделать?”  - ”Сделаем”, - говорю. И мы сделали 10000….

Вячеслав Письменный,
выпускник 1958 года,
член-корреспондент РАН, профессор,
лауреат Ленинской и Государственных премий, Премии Правительства РФ,
награжден медалью «За освоение Целины» и другими Правительственными наградами.

Назад