EN

аБЕСЦЕННАЯ РЕЛИКВИЯ ССО ФИЗИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МГУ
О  вкладе студентов физического факультета в экономику СССР


Бригадир Першин С. закладывает  бутылку с письмом в нишу фронтона зерносклада

     Обратимся к полувековой истории. В середине 50х, полвека назад, после ряда обсуждений в ЦК КПСС было принято решение об освоении целинных и залежных земель для производства зерна в степях Казахстана. Невосполнимые потери взрослого, трудоспособного населения прошедшей войны поставили Правительство страны в условия необходимости привлечения трудовых ресурсов из послевоенной молодежи. Поэтому вся тяжесть первых «целинников», первых отрядов легла на плечи комсомольцев послевоенных лет. Вся страна пришла в движение. Молодые энтузиасты оставляли родные места и уезжали добровольцами на «Целину».

     В 1957 г. студенты физического факультета МГУ выступили с инициативой сформировать отряд добровольцев из студентов и поехать на Целину работать в летние месяцы каникул.  Так зародилось новое, неизвестное ранее, движение – Студенческих строительных отрядов (ССО). Бойцы первого отряда МГУ из студентов физического факультета (напр. профессор кафедры Общей физики и волновых процессов Кандидов Валерий Петрович, ведущий научный сотрудник Новик Виталий Константинович и др.) вспоминают тяжелейшие условия работы первых отрядов: зачастую не хватало питьевой воды, инструментов, техники, транспорта, палаток. Да и суровый климат степей: холодные ночи, пылевые смерчи – ежедневно приносил дополнительные испытания на выносливость и устойчивость характера каждому бойцу ССО. Но студенты физического факультета с честью выдержали и эти экзамены. Их пример был замечен Правительством страны и поддержан решением ЦК ВЛКСМ о планировании (выбор районов, фронта работ и пр.) и организации ССО на базе университетов и вузов. С каждым последующим годом это движение быстро разрасталось, вовлекая все новые вузы и районы страны, не только целинные.

     В наше время, 10 лет спустя, студенческие отряды активно работали и строили во многих районах Нечерноземья России и, особенно, Смоленщины, наиболее сильно пострадавшей в Великую Отечественную  войну. Многим из нас пришлось почти каждое лето работать в ССО, чтобы заработать средства и снизить финансовую нагрузку на семейный бюджет, особенно студентам и аспирантам, поступившим из периферийных районов страны. Мне пришлось отработать даже 8 сезонов (Казахстан-67, Смоленск-68, Сахалин-69, 71, 72 и 73гг, Тула-77 и Архангельск-80) будучи уже и сотрудником физического факультета. Из них 4 лета в составе ССО на о.Сахалин.

      Короткая справка. Наш курс из абитуриентов 1966г отличался от других тем, что был набран из выпускников школ сразу двух потоков: окончивших 11 и 10 классов. В 1966г. страна переходила от 11-го цикла школьного образования к 10-му. Поэтому желающих поступить в МГУ было, как минимум, в два раза больше, чем обычно. Да и состав абитуриентов был не из слабых: так на 550 мест физического факультета МГУ претендовало около 4500 абитуриентов, среди которых было около 3600 выпускников, окончивших школу с медалями разного достоинства, золотыми и серебряными. Нам, десятиклассникам, пришлось особенно трудно, поскольку в задачи и билеты вступительных экзаменов были включены элементы из программы 11 летней школы, которых мы не знали. Следует заметить, что подготовка в школах того времени была настолько высокой, что многие выпускники 10-леток с дальних районов страны достойно прошли эти испытания и поступили на физический факультет, опираясь только на базовые школьные знания, не слышав даже слово репетитор.

     В этом году нашему курсу 40 лет. В преддверии встречи 40-летия курса, которая состоялась 14 октября 2006г., выпускник ядерного отделения факультета, Болодьян Вано, ныне д.т.н., полковник, зам. начальника ГИПО, в узком кругу друзей-однокурсников, Перебейнос Василия и Першина Сергея, предложил «вернуться» в годы нашей юности и проехать на места дислокации ССО «Смоленск-68» в село Макшеево, что под Смоленском (командир-Чернышев Валерий, комиссар-Нефедов Виктор, завхоз-Перебейнос Василий). Надо сказать, что помимо ностальгии, естественного эмоционального чувства, и  желания вновь прикоснуться к результатам своего труда и оценить его функциональную значимость в наши дни, востребованы ли объекты или отжили свой век, была еще одна интрига – поиск письма потомкам, которое мы заложили тогда.

     Дело в том, что в июле 1968г. впервые за всю историю ССО (я думаю и историю МГУ), декан физического факультета МГУ, профессор Фурсов В.С. решил навестить и ознакомиться с работой студентов в ССО на местах их дислокации. Выбор Смоленщины как района посещения был сделан, по-видимому, самим Василий Степановичем, который прошел западные места России как фронтовой офицер: известно, что он был участником кровопролитных боев под Ржевом. Мы были оповещены о возможной инспекции нашего отряда деканом факультета накануне его поездки, хотя конкретной даты и времени визита известно не было. Зная привычку декана вникать в суть дела самому, мы ждали его посещения не штабов отрядов, что обычно принято, а визита на реальные объекты стройки. Предполагая, что чаша сия нас не минует, в моей бригаде родилась идея написать письмо потомкам, подписать его у декана (если он к нам заедет!??) и заложить в здание зерносклада, строительство которого мы уже завершали (см. фото).
 
Июнь 1968г.


Июль 1968г.

     Сначала процесс написания письма походил на известную картину И.Е.Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», затем все как-то успокоились и написали простой текст-информацию о том, кто строил этот объект, как гарантийный талон, что объект выдержит испытание временем и, нашедшему его, станут, известны имена строителей.

     Оглядываясь назад и оценивая наш десант в почти 40-летние прошлое, можно с уверенностью сказать, что его детали носили какой-то мистический оттенок, а само обретение письма можно рассматривать как чудо, как принято говорить в православной традиции. Судите сами.

     По инициативе Вано наша встреча состоялась у подножия холма с храмом святого князя Владимира, а также и Иоанновского монастыря совсем по другому поводу, но в ресторане с библейским названием «Ноев ковчег»! (согласитесь, как-то располагает к разговорам о путешествии, т.е. нам могла выпасть карта – долгая дорога!). Неожиданно для нас с Васей, под завершение нашей беседы и воспоминаний друзей-«однополчан», Вано предложил съездить в село Макшеево. Все организационные проблемы и финансовую нагрузку  Вано взял на себя (настоящий полковник!) и объявил, что выступаем 12 сентября в 6:30. Сказано-сделано. Строго. По-военному. Однако командование института, в котором работает Вано, внесло коррективы в это решение, загрузив его неотложным делом. Таким образом, первая дата «десанта» была перенесена на неделю, на 19.09.06. Как выяснится потом, эта осечка в начале нашего пути была не случайной в цепи нескольких некоррелированных событий, сопутствующих поиску нашего письма. Так, накануне, 18.09.06, вечером Василию сообщили, что образован оргкомитет (Алексей Иванов-Шиц, Оля Вохник, Анатолий Королев) по подготовке встречи «40-летие нашего курса» 14.10.06. Таким образом, уже в начале пути формат нашей поездки из частного визита трех ветеранов ССО непостижимым образом переходил в разряд посольства нашего курса на места трудовой славы ССО. Стало ясно, что на встрече придется дать отчет сокурсникам и бойцам отряда о нашей поездке, а возможность найти еще и письмо становилась доминантой вояжа.

      К нашему всеобщему удовольствию день 19 сентября выдался погожим и солнечным. Леса вдоль линии нашего перемещения по минскому шоссе, частично уже одетые «в багрец и в золото»,  поддерживали наше приподнятое настроение и, одновременно, напоминали нам об вступление нашего поколения в возраст «осенней поры» и подведения итогов. Подспудно мы ощущали, что этот десант и есть, в какой-то мере, попытка оценить: что сделано, что осталось людям? Поэтому всполохи березовых рощиц в окружении зеленых хвойных соответствовали нашему настроению. Поездка протекала в разговорах-воспоминаниях, поддерживаемая фото тех лет из личных архивов, прихваченных с собой. Иногда бдительные сотрудники ГАИ прерывали наше движение к цели, напоминая, что правильно выбранный скоростной режим позволит нам не только доехать до  Макшеево, но еще и вернуться в Москву и дожить до встречи курса. Было понятно, что такая доброжелательность ГАИ, прежде всего, обусловлена авторитетом полковника Болодьяна. Наконец, не доезжая до Смоленска, мы поворачиваем с трассы Москва-Минск налево, на Рославль. Еще 30 км по холмистой Смоленщине и вот - знакомый поворот с указателем: «Макшеево 3». То есть через 3 км мы будем на месте!

     Торопимся повернуть. Каждый из нас мысленно пытается ответить на вопрос: узнаем ли места? Нет. Я не узнаю. Невесть откуда выросшие деревья существенно изменили ландшафт, маскируя знакомые ориентиры тех лет. За деревьями не видно другого, соседнего  села Коркодиново, расположенного справа на соседнем холме, отделенного от Макшеево живописной речушкой на дне пологой долины.
     Захотелось сразу же встретить старожила-проводника и лучше бы знакомого тех лет. Первые, попавшиеся на въезде мужики, неопределенного возраста и занятий, огорчили ответом, что никаких студентов ССО МГУ они не помнят, поскольку им только по 40 лет, да и, вообще, вряд ли найдется такой старожил в поселке. Иных уж нет, другие же далече…  Первая осечка. Потом вторая - уже в поселке, около домов, которые строили Вано и Саша Белов со своими бригадами. Дома стоят, в них живут. Родились и выросли дети. Это радует. Позитивный смысл нашего труда в ССО, воплощением которого были эти жилые дома, греет душу. Но встречная женщина средних лет нас не помнит. Совместное посещение ее соседей с показом фото местных девушек и парней тех лет не помогает. Их и нас не помнят. Это обескураживает: получается, что наш возраст уже такой солидный, как у аксакалов, которым трудно найти ровесников в сельской местности.…  Да, стремительно вымирает русская деревня!

     Сокрушаемся, что не приехали на десять-пятнадцать лет пораньше.

     Доезжаем до перекрестка у школы, здание которой строили два отряда: предшествующий и наш. Это тоже объект бригады Вано. Тогда была заложена огромная, по масштабам сельской местности, школа в форме буквы «Т» - метров 40 по горизонтальной линии и 50 по вертикали, где располагался спортзал и столовая. Было много детей окрест, поэтому и нужна была большая школа. Строили с размахом, на перспективу развития. Теперь – запустение. Здание школы полностью разорено. Фронтон, почти не тронутый временем, с барельефом-надписью: «50 лет Великого Октября». Все, что казалось тогда незыблемым, распалось.  Нет детей – нет будущего…
    
          Здание школы сейчас. «Глаза бы не смотрели…»- Болодьян В.
          Наконец-то нам повезло. Напротив первого домика, который строил Вано, мы встретили Владимира Владимировича Михайлова, старожила по местным меркам. Он помнит приезд и работу нашего ССО, поскольку он, племянник тогдашнего председателя колхоза, Бабурина Василия Еремеевича, невольно был вовлечен в дела стройки на селе больше иных своих сверстников.  Он прошелся с нами по селу. Там, где стояла старая школа, в которой мы тогда жили, не осталось даже следов от фундамента. Как неумолимо время и течение реки жизни! Все тлен!

     Далее на зерносклад, который возводила моя бригада и в торце которого замуровано письмо потомкам! То, что Михайлов о письме ничего не слышал, проработав в селе безвыездно трактористом-механиком, вселяет надежду, что письмо на месте.  По дороге останавливаемся у сквера «Память павшим», в глубине которого стоит стела и стена со списком погибших сельчан-фронтовиков. Около 200 фамилий. Сильно покосила война Смоленщину. Целыми семьями. В списке много однофамильцев: по 3-4 последовательно, отец-сын-брат-дядя. Отметим, что этот комплекс был возведен энтузиастами-студентами нашего курса (Дмитриева Лена, Мартыненко Лариса, Глухов Анатолий, Козлов Коля, Попов Володя, Стародубцев Саша, Явохин Саша) по инициативе комиссара ССО Нефедова Виктора, осенью 1968 г. уже после отъезда основного состава.

      Болодьян В., Михайлов В.В., Перебейнос В., Першин С.
     
     Вот и зерносклад. Даже сейчас он выделяется своими размерами (20х50м) среди соседних построек. Тогда, в июне 1968г. мы получили ряд смонтированных железобетонных ферм, которые нашими усилиями стали зерноскладом всего через месяц! Такие темпы строительства были особенно важны для села, чтобы в предзимье войти с новыми хранилищами урожая зерновых.

     Лицевой фасад зерносклада с крупными буквами «М Г У», как подпись под документом, напоминает нам об ответственности за результаты своего труда. Крыша, добротно сделанная нами, выдержала испытание временем: ни одного провиса обрешетки или сломанного листа шифера. Внутренне гордимся своей работой. Не стыдно перед сельчанами за реально выполненную работу.

     Но наше письмо заложено на коньке другого, тыльного фронтона. Забираюсь на конек и обнаруживаю, что этот фронтон подвергался реконструкции в связи с увеличением проема ворот. Появляется нехорошее предчувствие, которое не обмануло - бутылки с письмом на месте нет! Слабая надежда на то, что ее нашли и сохранили не утешает, памятуя лихолетье и преобразования 90-х годов. Возвращаемся к лицевому фасаду весьма расстроенные.

      Вдруг, неожиданно для нас, к нам подошел молодой человек, который проходил здесь по своим делам именно в этот самый момент (как оказалось местный агроном). Узнав, что мы из МГУ и строили этот зерносклад, радостно сообщил, что года два назад здесь нашли нашу бутылку с письмом! И, скорее всего, письмо еще сохранилось в столе кладовщицы зерносклада, Тамары!??? А где Тамара? Склад закрыт. «Скоро придет. Ждите»- ответствовал паренек и удалился по своим делам. А если не придет?  Такое бывает весьма часто, как мы знаем. Нет, (нас кто-то сводит!)  вскоре подходит женщина и открывает склад. Мы к ней.
  
     Кладовщица Тамара, хранительница нашего письма потомкам и С. Першин с  письмом
     
Бурно представляемся и ждем реакции. Она смущена таким вниманием столичных гостей и одновременно обрадована тем, что сохранила нашу реликвию до нашего приезда, которого никто и никогда не ждал! Не было даже намеков! После ее слов: «Да, письмо было у меня в столе, и я его сейчас найду»- нетерпение нарастало лавиной. Еще минута – и вот: наше письмо в наших руках! Через 38 лет!   Письмо, как и было, задумано, дошло до потомков. Они его прочитали и даже сохранили. Не часто такое бывает. А еще реже бывают случаи, когда такие письма возвращается к авторам.  Вот это письмо на листе из школьной тетради в клеточку. Незамысловатый текст его, каллиграфически  написанный рукой Ларисы Тарасюк, прост для понимания, но обязывает ко многому:
     
     «Нашедшие сей сосуд!
     Знайте, что это строение
      есть зерносклад,
     возведенный
     студентами физического
     факультета
     Московского Государственного
      Университета».   
                 22.VI   -   20.VII – 1968 г.
     
     Под письмом подписи членов бригады: Зайцева, Козловского, Козаря, наших девушек-Тарасюк, Мартыненко и Желудевой; далее Волобуева, Попова, Глухова, Кошельца, Булкина, Зарубанова, Григорьева, моя подпись и комиссара отряда Нефедова, а также несколько неразборчивых подписей.
     
     Но самая главная подпись на этом письме, которая теперь тоже реликвия, - это подпись декана физического факультета МГУ, профессора Фурсова Василия Степановича.  Отчетливая подпись поставлена, как водится, с датой - 19.VII-68 знаменитой авторучкой с зелеными чернилами, которой подписывались все приказы о зачислении в студенты, а также и об отчислении с факультета! Рядом подписи профессора Левшина Леонида Вадимовича, возглавлявшего тогда партийную организацию факультета, председателя колхоза Бабурина Василия Еремеевича и других лиц, сопровождающих этот визит декана. 

     Итак, бесценная реликвия в наших руках. Все произошло чудесным образом: все нужные, казалось бы, некоррелированные события, сошлись в нужное время и в нужном месте. Принимаем «фронтовые» сто грамм по случаю обретения письма. Прощание, подарки на память Тамаре, хранительнице письма и проводнику Владимиру. Теперь домой, в столицу готовить отчет о поездке перед товарищами на встрече курса 14.10.06.

              Москва – село Макшеево, Смоленской обл. - Москва,
                                                                19 сентября 2006г.
Першин С.
Д.ф.-м.н., главный научный сотрудник
Института общей физики им. А.М.Прохорова РАН
«Советский физик» №6(53), 2006

Назад