EN

Боец 2-ой Московской стрелковой дивизии народного ополчения (Сталинского района) Сергей Семенович Луговой

(24.09.1918 — 22.08.2002)

«Благоговение русских к прошлому — залог их величия в будущем». А. Дюма

Воспоминания

«В начале июля 1941 года я ушел добровольцем в народное ополчение* в составе II Cталинской дивизии и служил в должности помощника командира подвижного взвода связи. В боях под Вязьмой наши войска попали в окружение. Прорываясь из окружения, приняли неравный бой с фашистами. В этом бою я был контужен и тяжело ранен в ногу и руку. Мне были сделаны две операции нашими врачами, которые, как и я, оказались в плену.

Немцы всех раненых солдат вывезли в лагерь для военнопленных, расположенный в городе Орше. Там я провел около года. Через несколько месяцев наша авиация бомбила немецкие военные объекты в городе Орше. Несколько бомб упали рядом с лагерем и уничтожили проволочные ограждения. У немцев началась паника и те из пленных, кто мог совершить побег, бежали.

Я с группой из 8 человек убежал в ближайший лес, где после нескольких дней, пройдя много километров, встретил партизан. Так я попал в партизанский полк особого назначения полковника товарища Садчикова (Иван Федорович Садчиков — сотрудник военной разведки, организатор партизанского движения, командир партизанского отряда особого назначения, действия которого отличались особо высокой эффективностью (Отряд известен как Особый Смоленский партизанский полк Садчикова) — прим. Гл. редактора) который совместно с другими отрядами действовал в районе Орши, Витебска, Полотска.

Находясь в рядах партизанского соединения, принимал участие во многих операциях на оккупированной немцами территории. Минировал дороги, уничтожал эшелоны с техникой и военной силой противника, а также участвовал в других операциях по указанию нашего командования.

23 февраля 1944 года, в ходе одной из таких операций, я получил ранение. Перед нами была поставлена задача, взорвать эшелон и железнодорожное полотно в нескольких местах. Мы ее выполнили, в результате чего немецкие войска на несколько недель лишились возможности доставлять на место боевых действий подкрепления, технику и провиант. На обратном пути наша группа попала в немецкую засаду. Завязался неравный бой, но нам с товарищами удалось пробиться и уйти к отряду. В этом бою я был ранен.

После этого ранения меня отправили на Большую Землю на самолете У-2 через линию фронта. Я лечился несколько месяцев в госпитале города Гжатска. Мечтал вернуться в строй, но мои боевые ранения не позволили мне продолжать воевать с фашистами. За боевые заслуги я был награжден Орденом Отечественной войны I степени и медалью «Партизану Отечественной войны».

Считаю, что остался живым благодаря занятиям различными видами спорта, что позволило мне преодолеть все невзгоды и трудности, встреченные на жизненном пути.

Занимайтесь спортом! В здоровом теле — здоровый дух!

Сергей Семенович Луговой. Январь 2000 года».

Воспоминания о Сергее Семеновиче Луговом внучки Екатерины Блохиной и правнука Никиты Сушко

18 лет

К этому письму хочется добавить несколько строк. Мой прадедушка всю свою жизнь практически ничего не вспоминал о пережитых военных годах. И только, когда у него родился первый правнук, т.е. я — Никита, он стал рассказывать моим близким о том, что пережил. Специально для меня он написал это письмо, чтобы я знал и помнил о войне.

Мой дедушка с самого детства занимался спортом, был лыжникам, хорошо стрелял, и как только объявили, что началась война, он сразу же пошел в военкомат с просьбой отправить его в действующую армию. Дедушка просто не мог себе представить, что взрослый человек будет отсиживаться в тылу, когда фашист идет по русской земле.

К труду и обороне готов! Действительно готов!

Его дивизия была сформирована буквально через несколько дней после начала войны — 2 июля 1941 года — как 2-я дивизия народного ополчения Сталинского района города Москвы. В ее состав вошли такие же, как он добровольцы. И уже в ночь с 7 на 8 июля дивизия выступила из Москвы. 25 июля 2-я дивизия народного ополчения получила приказ штаба 32-й армии выйти к 31 июля на реку Вязьма.

В результате ожесточенных боев дивизия понесла огромные потери. Наш дедушка (так звали его дети, внуки, правнуки) получил ранения и контузию. Будучи в окружении, его не бросили боевые товарищи. Они смогли раздобыть повозку, запряженную лошадью, и с дедушкой и несколькими тяжелоранеными солдатами несколько дней пытались вырваться из окружения. Последнее, что помнил наш дедушка после ранения, это огромный амбар, куда его привезли и оставили в бессознательном состоянии на попечение медсестры украинки Галины. Когда он пришел в себя, амбар уже охраняли немцы. Медсетра Галина узнала, что в оккупированном городе Вязьма есть русский госпиталь, где работают плененные советские врачи и спасают раненых военнопленных. Она приложила все усилия, чтобы оставленные на ее попечение больные смогли попасть в этот госпиталь. Всю свою жизнь наш дедушка был благодарен Галине, ведь именно она фактически спасла жизнь стольким достойным людям.

В госпитале дедушке сделали две операции. Когда он пошел на поправку, его и других спасенных раненых поселили недалеко от госпиталя, откуда их направляли на работы. Когда немца в декабре 1941 года погнали от Москвы, то всех военнопленных посадили в товарные поезда и отправили на работы в Германию. В этом поезде дедушка заболел тифом, поэтому его сняли с поезда и отправили в концлагерь под городом Орша. В лагере в этот период было около 20000 советских военнопленных. При концлагере был госпиталь, где лечили так же русские плененные врачи, которые выполняли свой долг, несмотря ни на какие жизненные обстоятельства. Они смогли выходить дедушку. Позднее он удивлялся тому, что выжил. И всегда говорил, что спорт и твердость духа ему помогли выжить в этой ужасной войне.

Еще он рассказывал, что в концлагере была так называемая «мертвецкая бригада», которая каждое утро совершала обход по лагерю и искала умерших за ночь солдат. Их интересовали золотые коронки у мертвых и всех вновь пребывших пленных. Если они их обнаруживали, то выбивали у несчастных людей.

Кормили в лагере ужасно. Однако, хоть в это трудно поверить, после тифа откормил дедушку немецкий офицер. Он был инженером, очень интеллигентным и, по-видимому, добрым человеком. Дедушку направили к нему в помощники по дому. Пока дедушка не окреп, он его жалел, подкармливал и не давал выполнять тяжелую работу. Когда офицера не было дома, дедушка ловил по радио советские радиостанции и слушал новости. Немец заставал его несколько раз за этим занятием, но делал вид, что он ничего не замечал. Вот так ему еще раз повезло, что на своем жизненном пути он встретил еще одного порядочного человека.

Дедушка рассказывал одну забавную историю. Стояла очень суровая зима и, в партизанском отряде были проблемы с продовольствием. Нужно сказать, что в белорусских лесах большое количество озер, в которых водилось много рыбы. Она, естественно, находилась под толстым слоем льда, и выловить ее было весьма проблематично. Тогда партизаны нашли оригинальный выход. Они разожгли костры на озерах. Немцы решили, что это партизанские аэродромы и отправили свою авиацию, разбомбить их. Лед разбомбили, а оглушенная рыба после этого всплыла на поверхность, так что оставалось только собрать ее. Вот таким необычным способом партизаны добывали себе еду.

После того, как дедушку вывезли на Большую Землю и в госпитале его подлечили, врачам стало понятно, что с такими ранениями, ему уже невозможно воевать. Но он не мог с этим смириться. Без документов, на костылях дедушка сбежал из госпиталя и сел в эшелон, направлявшийся на фронт. Конечно же, почти сразу, его поймал военный патруль и арестовал. Этот побег мог бы для дедушки кончиться очень плачевно. Однако в госпитале его так же разыскивали и подтвердили военным, что он ни какой не диверсант. Вот таким отчаянным и немного безрассудным человеком был мой дедушка!

А еще я хотел рассказать об одном, с моей точки зрения подвиге, который смог совершить мой дедушка уже после войны. Нужно сказать, что он был ранен в руку и дважды тяжело в ногу. У него не сгибались левая рука и нога. Несмотря на такие серьезные травмы, он смог стать чемпионом Москвы по лыжным гонкам в эстафете.

Моего прадедушки не стало, когда мне было три года. Но я его помню и храню о нем память.

Воспоминания о моем отце написал мой внук Никита Сушко и дочь Блохина Екатерина.

Блохина Н.С., кафедра физики моря и вод суши

*Примечание Гл. редактора.

Уже в первые часы войны начали стихийно формироваться народные дружины, коммунистические батальоны, истребительные батальоны и т.п. Комсомольцы МГУ, собравшиеся 22 июня в Коммунистической аудитории, постановили считать себя мобилизованными для выполнения любых постановлений партии и правительства.

2 июля 1941 года ЦК ВКП(б) поручил местным партийным организациям возглавить создание народного ополчения. 2 июля Военный Совет Московского военного округа принял «Постановление о добровольной мобилизации жителей Москвы и области в народное ополчение». В Москве планировалось укомплектовать 25 дивизий ополченцев. Каждый административный район Москвы формировал свою дивизию, которая доукомплектовывалась ополченцами из Подмосковья. Первая дивизия на базе Ленинского района — Ленинская, Вторая — Сталинская и т.д.

В народное ополчение шли граждане в возрасте 17-55 лет не подлежащие призыву.

Шли те, кто имел полное право остаться на «гражданке», но считал себя не вправе оставаться в тылу или эвакуироваться в Ташкент, когда над Родиной нависла смертельная опасность.

Шли те, кто не высчитывал «цену Победы» и ради спасения Родины был готов отдать ей все.

В дивизии народного ополчения добавлялась молодежь и кадровые военные. Для успешности руководства работой по мобилизации создавались чрезвычайные тройки (легендарные!) в составе первого секретаря райкома ВКП(б), райвоенкома и начальника райотдела НКВД.

В июле в Москве было сформировано 12 дивизий, в октябре — 4 дивизии и почти 200 специальных батальонов. Что это были за дивизии, говорит такой пример. 7 июля 1941 г. Вторая дивизия народного ополчения, в которой начал войну герой статьи Сергей Семенович, выступила из Москвы в район Химок. Этот первый переход в 25 километров не смогли осилить 3500 человек из 12000. Небоевые потери…

Недостаток военной подготовки ополченцев в значительной мере компенсировался высочайшим моральным уровнем, что было доказано в ходе боевых действий. Вторая дивизия народного ополчения успешно сражалась на Смоленщине, при прорыве вражеской обороны ей удалось сделать то, что не смогли сделать кадровые дивизии.

Московское ополчение

Трагически сложилась судьба большинства ополченцев. Так из 12 июльских дивизий московского ополчения 9 были уничтожены — погибли на Смоленской земле: 1-я, 2-я, 5-я, 6-я, 7-я, 8-я, 9-я, 13-я, 17-я. Некоторые дивизии были уничтожены в один — два дня. Так 5-6 октября 1941 года была разгромлена и окружена 8 (Фрунзенская) дивизия народного, в которой сражались сотрудники и студенты нашего университета и факультета. Из 7 тысяч человек погибло более половины, из окружения вышло около 1500 человек. (Смотри «Советский физик» №102(5) за 2013 год). А 18-я дивизия народного ополчения, понеся огромные потери на Смоленщине, героически сражалась под Москвой и была в январе 1942 г. преобразована в гвардейскую. (Смотри «Советский физик» №55(2) за 2007 год).

Жертвы ополченцев были не напрасны. Московское ополчение выполнило поставленную задачу — Москва была спасена, план молниеносной войны был сорван.

В трагические дни сорок первого года гибли не только дивизии — гибли армии.

Но в Красной Армии, в ополчении были воины, подобные Сергею Семеновичу Луговому и Победа была за ними.

Назад