EN

О системе подготовки и аттестации кадров высшей квалификации

«Прежде всего, должна восторжествовать элементарная справедливость, а потом уже можно обращаться к совести людей».

  Даниил Гранин

Система подготовки и аттестации кадров высшей квалификации появилась не сегодня и не вчера. Нашей аспирантуре (адъюнктуре) уже около 100 лет. Этот образовательный институт стал неотъемлемой частью отечественной системы подготовки научных и научно-педагогических кадров. Он успешно служил и служит нашей стране, впитывая в себя опыт, накопленный другими странами. Сколько выдающихся всемирно известных ученых взрастила наша система подготовки высококвалифицированных кадров (аспирантура, адъюнктура). Но и не только в прошлом, наши выпускники аспирантуры, особенно в математических, физических, естественных и технических областях являются известными учеными, признанными международным научным сообществом.

И вот предлагается в одночасье преобразовать традиционную аспирантуру (адъюнктуру) страны и предложить что-то новое, непонятно с какой целью, но главное — на «западный манер», построенное. Фактически, это означает, что аспирантура (адъюнктура), да и вся система подготовки кадров высшей квалификации признается недееспособной. Ведь дееспособную структуру никто не стал бы преобразовывать. Не так ли?

Хотелось бы только понять — по каким таким показателям? Коренным образом изменяется структура аспирантуры. Однако, мнение о недееспособности системы подготовки кадров высшей квалификации следует считать ошибочным. И вряд ли какой-либо здравомыслящий человек сочтет его правильным. Конечно, какие-то недостатки и в системе подготовки, и в системе аттестации были и есть, но являются ли они основанием для проведения кардинальных изменений.

В равной мере это относится и к системе аттестации кадров высшей квалификации. Вместо отраслей наук вводятся образовательные области. Но ведь сведущий человек, тем более профессионал в области образования и науки, никогда не поставит знак равенства между наукой и образованием, между образованием и наукой, если даже это образование университетского уровня. Нельзя одним махом поставить с ног на голову всё то, что шаг за шагом создавалось десятилетиями.

Могу провести аналогию с реструктуризацией системы высшего образования, особенно активно проводившейся после присоединения к Болонскому процессу. Одним росчерком пера был подписан приговор советской системе высшего образования, которая на протяжении десятилетий обеспечивала все отрасти хозяйства страны высококлассными специалистами, усилиями которых СССР по ряду ключевых направлений вышел на мировой уровень.

В новых экономических и политических условиях нужны преобразования, в том числе и кадровой составляющей, но только не революционные, а эволюционные. В настоящее время в системе аттестации предложены пилотные проекты её реконструкции. Стало уже привычным, что любые пилотные проекты, независимо от получаемых результатов, всегда имеют положительную оценку, несмотря на порой весьма резкие оценки их результативности со стороны педагогической общественности. А секрет этому очень простой — кто предлагает «пилоты», тот и оценивает их результаты.

Но ведь каждый пилотный проект сопровождается значительными объемами финансирования. Как после этого можно признать его несоответствующим потребностям системы образования, научной отрасли, ожиданиям научно-педагогической общественности. Ведь в противном случае речь идет о нецелевом расходовании бюджетных средств!

В действительности проблемы начались ещё в 90-е годы, когда высшее образование оказалось невостребованным в том объеме, как это было в СССР. О нем на какое-то время государство просто забыло. И это повлекло за собой серьезные проблемы с финансированием образовательной и научной деятельности вузов. Что оставалось делать вузам, когда государство денег в полном объеме не выделяет, чтобы платить зарплату преподавателям, стипендию студентам, обеспечивать учебный процесс.

В целом это привело к стагнации образовательной деятельности, к её «вымерзанию». Но разве не вина государства в том, что оно поставило высшую школу в такие условия?

Попытки нас сравнить с Америкой некорректны и неправомерны, поскольку американцы достигли своего уровня развития по-другому пути и на протяжении длительного времени. Мы должны учитывать нашу специфику. Состояние экономики в США и в современной России совершенно разное. Экономика России находится в стадии становления, приобщения к рыночным условиям функционирования, тогда как экономика США функционирует в «стационарном» режиме, который сложился гораздо раньше.

В настоящее время подготовка и аттестация кадров высшей квалификации структурированы в виде Номенклатуры специальностей научных работников, состоящей из отраслей наук. В целом количество «брака» составляет небольшой процент от общего числа защищенных диссертаций. Уместно было бы посмотреть, в каких отраслях науки это происходит? Именно на них и сосредоточить внимание.

Вместо того чтобы сохранить систему подготовки и аттестации кадров высшей квалификации с высочайшим педагогическим и научным потенциалом, пошли по пути её разрушения неужели нельзя провести её преобразование без разрушения? Для этого нужна «дорожная карта» не мероприятий по её преобразованию (разрушению), а перечень недостатков и изъянов с указанием причин их появления в существующей системы вместе с перечнем необходимых мероприятий, которые либо устраняют, либо блокируют имеющиеся недостатки, либо их минимизируют и, конечно, по каждой позиции должны быть указаны ожидаемые результаты, ориентирующие на её совершенствование и дальнейшее развитие. Неплохо было бы при этом обозначить сроки проведения необходимых работ и их стоимость, то ли научные исследования, то ли организационные мероприятия.

В образовании нужны, конечно, преобразования, но только в той части, которая касается обновленного экономического и политического устройства страны, формирования обновленного социума. В части математических, физических, естественных и технических наук нужна четко обозначенная цель и пути участия различных субъектов экономической и социальной жизни страны в обновлении материально-технической составляющей, и не только в их прикладной, но и фундаментальной составляющих.

Что касается фундаментальной составляющей и образования, и науки их состояние определяется во многом внутренней логикой развитие этих областей человеческой деятельности. Государству это следует осознать и максимальным образом поддержать. Опыт многих десятилетий, а возможно, и столетий показывает, что открытия в фундаментальных науках часто составляют основы особо продуктивных (инновационных) областей человеческой деятельности, определяющих развитие земной цивилизации. В части обеспечения развития прикладных исследований сказать свое слово должны частные структуры. Государству остается лишь напомнить им об этом.

Когда говорят об упразднении аспирантуры, возникает изменение её сущности. Чем новая альтернатива превосходит предшествующую систему?

Возможно, следует сохранить прежнюю структуру подготовки и аттестации кадров высшей квалификации, усилив между ними связь на всех этапах функционирования.

Возможно, новые предложения и войдут в жизнь научно-педагогического сообщества, но для этого нужно время, которое позволит выявить и оценить не только достоинства, но и недостатки новой системы подготовки и аттестации кадров высшей квалификации.

Отечественная система аттестации и аккредитации больна всеми теми же болезнями, что и вся наша страна. И было бы удивительно, если бы это было не так. Диссертация нужна деловым людям не только для успешной карьеры, но и для повышения «имиджного» статуса в обществе.

Успешно функционируют фирмы, изготавливающие диссертации на заказ «под ключ», где быстро и солидно пишут кандидатские и докторские диссертации. Собирается ли ВАК с ними бороться? С кем бороться и каким образом? В любом случае будет спрос, будет и предложение.

Эти фирмы функционируют в определенном «деловом пространстве», составляющими которого являются научные руководители соискателей ученых степеней, если речь идет о степени кандидата наук, а в случае защиты и кандидатской, и докторской диссертаций - члены диссертационных и экспертных советов ВАК и, наконец, сотрудники аппарата ВАК или как принято их называть — «чиновники от науки». Не следует также забывать и научные журналы, входящие в список ВАК, усилиями сотрудников которых обеспечивается опубликование основных результатов представляемых к защите диссертаций. Кроме того, все диссертации проходят первичную экспертизу в структурных подразделениях вузов, как правило, на научных семинарах кафедр, или на научных семинарах структурных подразделений НИИ, если речь идет о научных организациях.

Таким образом, успешная работа фирм по написанию и организации защит диссертаций находится в тесной взаимосвязи со всеми звеньями системы аттестации научно-педагогических кадров.

Проблемы подготовки и аттестации научных кадров, как в высшем образовании, появились в 90-е годы, когда часть кадров высшей квалификации в области математических, физических, естественных и технических наук оказалась невостребованной, многие выпускники аспирантуры и докторантуры потеряли работу по специальности. Уровень интереса у молодежи к исследовательской работе резко снизился. Появились сопутствующие факторы, повлиявшие на положение и структуру аспирантского контингента. Они общеизвестны и лежат в совершенно иной плоскости, далекой от научных интересов.

И кто виноват в том, что институты, ответственные за подготовку и аттестацию кадров высшей квалификации оказались в неблагоприятных условиях.

И вот теперь, когда предлагают коренным образом реформировать и систему подготовки, и систему аттестации, основной акцент переложен на решение организационно-технологических проблем. Дескать, ученые потеряли чувство персональной ответственности за выполняемую ими работу и поэтому начались сбои и в системе подготовки, и в системе аттестации. Напрашивается, почему так произошло? Ответ очевиден — научно-педагогическое сообщество было поставлено в условия, при которых вынуждено было вести себя подобным образом.

Очевидно, чтобы исправить ситуацию, необходимо изменить условия, в которых оказались научные и образовательные институты, научно-педагогический корпус страны. Но не только, молодые кандидаты и доктора наук должны почувствовать свою нужность в тех отраслях профессиональной деятельности, в которых они специализировались и получили умения и навыки ученого: математика, физика, естественника, «технаря», педагога и пр.

Сегодня на первый план выступает проблема управления, организации работы и финансирования образовательных и научных организаций, их структурных подразделений. И государство должно предоставить то финансирование, в котором они реально нуждаются, а не заставлять их отвлекаться на выполнение не свойственных им функций для заработка средств, необходимых для выживания и выполнения текущих работ.

Чтобы совершенствовать систему подготовки и аттестации кадров высшей квалификации, нужны совсем другие условия, чем те, которые имеются в настоящее время. В любом случае реформирование системы аттестации должно включать такую модель её структуры, состава и прочее, которая отвечала бы современным требованиям к условиям выполнения диссертационных исследований, их востребованности. Все остальные идеи — PhD, степени для чиновников без основополагающих преобразований, создания требуемых условий для выполнения современных научных исследований — пустое дело.

Слишком долго соблюдали правило: «Не можешь делать как надо, делай, как можешь».

Появилось правило: «Не можешь учиться как надо, учись, как можешь». К чему это ведет: «…строим крыши, летаем, делаем себе еду, как можем». В итоге рушатся дома, падают самолеты, укорачиваем себе жизнь.

Моя задача озадачить вас, чтобы вы задумались, что делается с системой образования и что делается в системе образования, попытались найти свои решения, определиться с выходом из сложившейся ситуации. Но это не делается на пустом месте. Для этого нужны знания добываемые, преимущественно, самостоятельно.

Превалирующим остается желание, этакий постсоветский синдром: взять и разломать существующее. Желание, которое не подкреплено ни ресурсами, ни планами, каким образом и что можно построить на месте разрушаемого.

Для определенного социального слоя, весьма могущественного в современном обществе, где всё продается и всё покупается, сложилась определенная система знаковых ценностей, в рамках которой научное звание стало подтверждением определенного статуса его обладателя, которое способствует продвижению по службе, попаданию в определенную нишу среди бизнес-сообщества и пр. Этакая «занятная регалия», которую неплохо бы иметь, так, на всякий случай.

Ещё с достопамятных времен бытует поговорка: «Ученым можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан». В то же время совершенно очевидно, что ученые звания должны присваиваться только тем соискателям, кто на момент аттестации ведет научную и преподавательскую деятельность. Это вовсе не значит, что наступит избавление от некачественных диссертаций, но то, что их станет значительно меньше, вряд ли кто станет оспаривать.

Поэтому предложенную Концепцию модернизации системы аттестации научных кадров высшей квалификации в Российской Федерации следует рассматривать не иначе как очередной шаг на пути к демонтажу традиционной российской научно-образовательной системы.

Профессор кафедры оптики и спектроскопии Сенашенко В. С.

Назад