EN
ЛЕВ СЕРГЕЕВИЧ ТЕРМЕН
LEON SERG DE THEREMIN
(15.08.1896 – 03.11.1993)

                                       «Юноше, обдумывающему житье…»
    
   
    Некоторые  сотрудники Физфака еще помнят как по утрам, к открытию буфета, по второму этажу семенил невысокий 80-летний сгорбленный старичок в потертом пиджачке. Механик  кафедры «Акустики» Лев Сергеич Термен предпочитал завтракать по месту работы.  Фамильярное «Лев Сергеич» откровенно не  соответствовало подобающему обращению к потомку старинного православного дворянского рода

(см. герб с девизом «не больше и не меньше»), корни которого, как свидетельствовало генеалогическое древо, произрастали во Франции, во времена Генриха IV, беспутной королевы Марго и печальной памяти  ночи Святаго Варфоломея.
    Этот  доброжелательный старичок, весь какой-то неземной, любил чаевничать с молодой ученой порослью, где бывал и автор, и как положено аксакалу, поведать о былом. И тогда сыпались события, страны, города и фамилии выдающихся личностей XX века: гугеноты, I мировая война, Петроград, революция, Красная Армия, физтех, А.Ф. Иоффе, диэлектрическая проницаемость газов, «Терменвокс», И.П. Павлов, Кремль, В.И. Ленин, И.В. Сталин, К.Е. Ворошилов, начразведупра РККА Я. Берзинь, гастроли с электромузыкальным инструментом, Германия, Франция, Англия, Бернард Шоу, Кембридж, П.Л. Капица, Ю. Харитон, США,  Сергей Рахманинов, Артуро Тосканини, М.Равель, Дж.Гершвин, Ч.Чаплин, Л.Стоковский, Яша Хейфец, Иегуди Менухин, Джон Рокфеллер, Дюпон, генерал Дуайт Эйзенхауэр, Л. Гровс, будущий руководитель американского атомного проекта, тюрьмы Алькатрас и Синг-Синг, известный советский кинорежиссер С.Эйзенштейн, Альберт Эйнштейн, возвращение в СССР, стахановец на Колыме, возврат в Москву, А.Н. Туполев, С.П. Королев, перевод в ЦКБ-29 НКВД, «Златоуст», Сталинская премия I степени, пенсия, Московская Государственная Консерватория, Физфак МГУ.    
    Все это воспринималось как складные байки заскучавшего старпёра, но многочисленные исследования показали их истинность в главном. Сами же байки обогатили сюжетами  сотни  статей, десяток диссертаций, несколько книг, как минимум, четыре документальных фильма о Термене и даже театральная пьеса. Постучитесь, читатель, с запросом «Л.С. Термен» в «Яндекс» или «Google» и к Вам вывалится масса любопытной информации.

     Термен получил международную известность как создатель «Терменвокса», пращура современных электромузыкальных инструментов. В этом инструменте емкость задающего генератора управляется приближением руки музыканта к антенне. Таким способом, в отличие от дискретного клавишного управления, достигается эффект непрерывного изменения частоты, порождающий совершенно необычный «космический» звук.     Вглядитесь в утонченного аристократа извлекающего этот звук из ничего, и Вы поймете чувства людей 30-х годов, штурмовавших концертные залы Берлина, Парижа, Лондона и Нью-Йорка, на его гастролях.  Восторги были искренни и заслужены. Но для всех нас гораздо важнее причастность таланта Термена к делу спасения  (да-да, спасения!) Отечества в годы холодной войны.       На Тегеранской Конференции Большой Тройки (28 ноября – 1 декабря 1943 г.) Сталин воочию убедился в исключительной важности информации, получаемой через подслушки прямо из бесед Ф. Рузвельта и У. Черчилля с окружением.

Подслушивание велось через микрофоны, скрытые в комнатах для размещения Высоких Гостей. Можно сказать, что конкретные сроки открытия второго фронта были вырваны их этих Гостей в значительной мере по их реакции на процесс переговоров. И по возвращении в Москву он нацелил Л.Берия на установку микрофонов в Американском посольстве. Задаче придавался высший государственный приоритет. Главным было техническое решение - тип микрофона с дистанционным съемом. Оно определяло все последующие мероприятия, включая ответственейшую операцию по его доставке и размещению в кабинете посла. Очевидно, что в устройстве исключалась и проводная связь и активный радиоканал. Поразительна вера Руководства страны в людей, которые должны были  найти такую идею. Страх  противопоказан творческому поиску, его может питать только увлеченность, свободная мысль и сознание долга. Термен нашел решение, простейшее. Для этого «всего лишь» нужно было вспомнить (!!!), что в контуре с виброконденсатором возникает амплитудная модуляция подведенного колебания с частотой изменения емкости (а). А теперь посмотрите на конструкцию подслушки (б),  попробуйте найти в реализации этого принципа элементы эквивалентной схемы (а), а затем восхититесь элегантностью решения, в котором отсутствует хоть какая-либо радио- или электротехническая деталь, одни «железки». Устройство было изготовлено и всесторонне испытано в 1944 г.
    С 4 по 11 февраля 1945 г. в Ялте опять проходила конференция Большой Тройки. Принятые соглашения определили жизнь планеты на последующие полвека. 8 февраля наркоминдел В. Молотов, в присутствии Сталина, вручил Высоким Гостям приглашение пионеров из только что открытого Артека посетить лагерь. Приглашение было с признательностью принято, спущено на две должностные ступени и в лагерь были направлены послы США и Великобритании. После некоторых протокольных мероприятий, в знак признательности за помощь советским детям, под исполнение хором американского гимна «Звезды и полосы», прослезившемуся послу США А. Гарриману был вручен пионерами огромный (диаметром 60 см) рельефный герб США (см. фотографию). Герб был вырезан из ценных и редчайших пород дерева – сандал, самшит, секвойя, слоновая пальма, парротия персидская, красное и черное дерево, черная ольха. Растерявшийся от восторга Гарриман пробормотал: «Куда же мне его девать? Я от него не могу глаз отвести». Случившийся тут же переводчик  Сталина Бережков, ненароком обронил: «Да повесьте его у себя в кабинете, пусть англичане завидуют».

     «Железки», обнаруженные при просвечивании герба, были отнесены к крепежной арматуре, и символ великой державы торжественно водружен на стену над головой посла. Подслушка работала на страну Советов восемь лет. Но что это были за годы! Над разоренной войной страной нависла угроза новой, страшной войны с сильнейшей державой мира, оснащенной самым мощным оружием. На сотнях авиабаз, окружавших СССР, ждали приказа по плану «Дропшот», для атомной бомбардировки 300 городов Союза. В берлинский кризис американские и советские танки буквально уперлись стволами орудий друг в друга. В 1950 году началась война в Корее, в которой никак нельзя было допустить победы США над новым социалистическим государством у границ СССР. И все эти годы руководство страны получало ПРЯМУЮ, ДОСТОВЕРНУЮ, В РЕЖИМЕ ТЕКУЩЕГО ВРЕМЕНИ информацию о политических и военных решениях американских президентов. Посольство США располагалось тогда на Моховой, в здании с желтыми колоннами, премыкающем к «Националю». Облучение и прием сигналов подслушки могли идти из жилых соседних домов, МГУ или даже из Кремля.
    По праву, вклад Термена в безопасность страны сравним с заслугами Кембриджской пятерки.
В 1947 г. Термен закончил разработку установки, позволяющую слушать  разговоры, ведущиеся в помещении, по колебанию оконных стекол. На оконное стекло под определённым углом направлялось немодулированное электромагнитное излучение. Рассеянное излучение, отражённое от стёкол и модулированное комнатными звуковыми колебаниями, воспринималось приёмником,  сигнал детектировался и записывался на пленку. Такие устройства были поставлены у окон практически всех иностранных посольств в Москве. За эту систему Термен был удостоен Сталинской премии 1-ой степени.     
    Термен работал в системе НКВД-МГБ-КГБ до 1964 г., после чего ушел на пенсию и трудился на общественных началах в лаборатории акустики и звукозаписи Московской государственной консерватории.
    Последние 18 лет жизни Термена были связаны с Физфаком. И, по воспоминаниям окружающих, это были для него счастливые годы творческого (в меру сил) труда среди единомышленников. В его судьбе принял участие ректор МГУ Р.В. Хохлов, по просьбе которого Термен был зачислен 15.09.1975 г., деканом В.С. Фурсовым на кафедру «Акустики» (зав. каф. В.А. Красильников) механиком 6-го разряда. Формально он должен был заниматься акустикой автомобилей, но, по сути, отдавался любимому делу совершенствования «Терменвокса». Еще в консерватории им был задуман «многоголосый Терменвокс», т.е. инструмент в котором основной, изменяющийся во времени, тон – условная 1 – обогащается  ДРОБНЫМИ суб- и обергармониками типа:  3/4-4/5-5/6-6/7-7/8-8/9-1-9/8-8/7-7/6-6/5-5/4-4/3. Никто из моих собеседников не мог и предположить, как можно реализовать эту задачу даже в цифре, на нынешнем компе, не говоря уж об аналоге. Но Термен решил задачу именно в аналоге, правда ценой использования пары сотен ламп 6Н7С, и кафедра «Акустики» первая услышала русские песни в исполнении синтезированного грузинского хора. Идея этого решения так и остается загадкой.
    Имя Термена на Физфаке окружено множеством кратких и удивительно доброжелательных воспоминаний. Будем надеяться, что кафедра «Акустики» соберет их хотя бы на диктофон. Вспоминают его любовь к весьма обильным обедам, незатухающий и активный интерес к прекрасному полу, и, конечно, его доклад (это в 90-то то лет!) на кафедральном семинаре «О достижении бессмертия», где он осветил опыты с мужской спермой, затруднившись ответить лишь на единственный вопрос: с чьей?
    Ренессанс международной известности Термена совпал с его 95-летием. Американец Стив Мартин, планируя сделать фильм о Термене, в 1991 г. приехал для съемок в Москву, а затем организовал (и оплатил) поездку Термена с дочерью в США. Термен побывал в знакомых местах - в Стэнфорде и Нью-Йорке, ходил по улицам, которых не видел 53 года, встречался с людьми из своего прошлого и с молодыми музыкантами, везде его ждал горячий прием. Он побывал в гостях у своей ученицы и играл на своем, давнем терменвоксе. Через 2 года он побывал в Нидерландах на фестивале «Шёнберг–Кандинский».
     Лев Сергеевич скончался 4 ноября 1993 г. в возрасте 97 лет. Тело его похоронено на Новокунцевском кладбище. Волею судеб, за день до его кончины по британскому телевидению прошел фильм С. Мартина «Электронная Одиссея Льва Термена».
    Приказом № 501к от 15.11.1993 г. Л.С. Термен был отчислен с Физфака в связи со смертью
    Лев Сергеевич имел свою твёрдую – и социалистическую по духу – мораль. Он чтил В.И.Ленина и его дело. Всю свою жизнь он мечтал исполнить обещание, данное В.И.Ленину, – вступить в партию большевиков, но жизненные перипетии не позволяли ему это сделать. И вот в 1990 г., при  дикой, исступленной, антисоветской истерии он выполняет своё обещание и вступает в кандидаты в члены КПСС. Партийный билет он получил в 1991 г., когда ему было 95!  Искренность этого шага несомненна.  
История Физфака богата людьми, имена которых с наших коридоров ушли в Легенду. Одним из них был Leon Serg de Theremin.
 Вед. научный сотрудник
Новик В.К.


Назад