EN

ЦЕЛИНА 1966

    Больше всего из студенческой жизни запомнились не учеба, не экзамены и зачеты, а стройотряды и походы, на что мы оказались большие охотники. И дело было не только в том, что на целине за одно лето можно было заработать годовую стипендию, а билет на самолет до Сахалина стоил меньше ста рублей. В Целине было что-то большее, о чем высокими словами говорить не хочется, а другие слова подобрать еще труднее. Так уж было… И, по-видимому, могло быть только в России и только в период строительства коммунизма. Когда я пытался на Западе в разговорах со своими учеными коллегами объяснить, что такое строительный отряд, они не понимали. Да, поехать куда-то, чтобы заработать, - это ясно. Но все остальное то зачем?  Этого не понимали даже наши официальные органы власти, представляемые в разных печатных органах. Например, газета «Студенческий меридиан», посвященная 40-летию студенческих строительных отрядов, в лице ее бывшего редактора В.Евсеева пишет: «Ветераны ССО любят говорить об отрядном духе. А что это такое? Это гремучая смесь романтики и предпринимательства».  И только известный юморист Анатолий Трушкин, тоже бывший боец стройотряда,  в том же номере «Студенческого меридиана» сказал разумные слова: «Много доброго сказано о строительных отрядах, теперь пришло время сказать и правду».

Отправление с Казанского вокзала

     Из дневника. 1 июля 1966 года. Совхоз Жарсуатский. Северный Казахстан. Хорошо запомнил это название, потому что там была жара адская, можно сказать «жарсуатская»
    «Вчера наш целинный эшелон пришел в Джалтырь в 4 часа утра по местному времени. Встретили нас совхозные машины и жуткий холод. Через час мы были уже на месте, то есть возле единственной палатки на берегу реки Колутон. Но уже через день лагерь наш укрепился материально (новым сараем прямо на берегу реки, где можно было после обеда найти единственную тень на всю округу) и морально, возвысив над собой черный флаг, на котором с одной стороны была нарисована  миска с ложкой, а на другой - топор с лопатой.
     И сразу началась работа, показавшаяся зверской с непривычки. От десяти до двенадцати часов в сутки мы проводили на окопных работах (рытье фундаментов вручную) при жаре до 40 градусов в тени. А тень при этом найти было негде. Однако, это не мешало почти до утра каждый день у костра петь песни или просто разговаривать. В палатку даже вечером войти было трудно, потому что она накалялась до невероятных температур. Поэтому так и спали у костра под шуршанье каких – то черных жуков, качающихся на невысоких травинках. Травинок было много, а жуков еще больше.

     Послеобеденный отдых.5 июля.
     
     Сегодня гоняли по степи на грузовиках за песком. Широта, раздолье, ветрило, солнце, - все здесь беспредельное. Река узкая, но очень глубокая, луна увеличена до невероятных размеров и сияет, как медный таз. Небо вообще не поддается описанию. За ужином из столовой виден закат на фоне реки и старого казахского кладбища.
     Строим новый поселок из двухквартирных домов. Раньше и представить себе не мог, что там, где ничего не было, вдруг станут жить люди.
 
     На фоне своих построек. Слева направо: С.Курочкин, Г.Захаров, В.Недорезов, Ю.Белинская.
     
     В сокращенный рабочий день (бывало и такое) вдруг возникает проблема: куда бы пойти погулять, потому что в степи гулять негде.
     10 июля. Выходной
     Готовим концерт для местной публики. Можно не сдать объект, но полит-работа, - это святое. И даже в последующих отрядах, уже после окончания университета, которые мы называли шабашками, концерты были обязательно. И никто не считал это глупостью, потому что мы видели, что местным людям это нужно. Не так часто у них была возможность пообщаться со студентами из Москвы. Почти все члены отряда участвуют в этом деле. Мне помимо участия в хоре пришлось освоить демонстрацию фокусов. Впрочем, какой – то опыт уже был.
     
     Поехали!


    
     Слушаем передачу с чемпионата мира по футболу                                                                          

     17 июля. Сегодня 16 человек идут переделывать саманный дом, который завалился. Вероятно, слишком быстро клали стену и самодельные кирпичи из самана (навоз с глиной) не успели засохнуть.
    На линейке сегодня не повезло. Обычно командир начинал выкрикивать фамилии с начала алфавита, и пока он добирался до конца, я успевал вскочить с постели, одеться и встать в строй. А тут он решил начать с конца, в результате чего я за опоздание получил наряд вне очереди  на кухню.
    После этой целины были еще два отряда на Сахалин, была Ангара, и много чего другого. Хорошо помню билет на самолет, на котором было написано «До Курил». Никогда не забудется юбилейный отряд «Отцы и дети». Но первый отряд в Казахстан остается самым первым и потому самым главным…

Недорезов Владимир,
выпускник 1971 года,
профессор МГУ,
зав. лаб. фотоядерных реакций ИЯИ РАН

Назад