EN
АРКАДИЙ ГЕОРГИЕВИЧ КОЛЕСНИКОВ —

АРКАДИЙ ГЕОРГИЕВИЧ КОЛЕСНИКОВ -УЧЕНЫЙ, РУКОВОДИТЕЛЬ, ПЕДАГОГ

 

 

Аркадий Георгиевич Колесников (1907 - 1978гг) - академик АН УССР, профессор МГУ, Лауреат Государственных премий СССР и Украинской ССР.

Личность такого масштаба, наследие в его делах и учениках да память о светлых днях, в которых и которые он творил, требуют отдать ему должное и сказать о нем хотя бы тихое слово.

Каждая из черт, складывавших образ Аркадия Георгиевича, вынесенная мною в заголовок, сама по себе была в нем цельна и закончена, но одновременно они были так гармонично переплетены в его поступках и делах - масштабных и повседневных,- что всегда проявлялись едино и формировали в окружающих о нем представление: Колесников - Личность.

Седьмого декабря 2007 года ему бы исполнилось сто лет.

 

* * *

Он был настоящим университетским профессором в том понимании этого звания, которое несли в себе лучшие его представители прошлого столетия: с обширными знаниями, блестящей реакцией ума, в меру демократичный, с удивительными простотой и чувством юмора и, главное,— умением располагать к себе начинающих научных сотрудников и студентов, заинтересовать их, высмотреть в них способных творить. Это - божий дар ученого. Лишь желание дарить знания и одновременно вбирать свежий взгляд молодости на окружающее, ее энергию и дерзость да жажду познания, делают его лидером. Только так в нём рождается умение отбирать талантливых и, совсем важное: бескорыстно отдавать время и даже частицу самого себя. Такой становится популярным среди них, любимым ими. Молодость проницательна, и ее на пустословии не провести. Таким и был Аркадий Георгиевич Колесников.

Окончил он Московское высшее техническое училище, давшее плеяду замечательных русских ученых, прославивших Россию. Вначале Колесников работал во Всесоюзном теплотехническом институте, а на период 1932 - 1935гг был направлен в аспирантуру на физический факультет МГУ. Кандидатскую диссертацию Аркадий Георгиевич защитил в 1937-ом году под руководством крупного ученого, декана Физического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, члена-корреспондента АН СССР А.С. Предводителева, после чего преподавал физику в Артиллерийской Академии. Затем он переходит в возглавлявшийся выдающимся учёным В.В. Шулейкиным Морской отдел Института теоретической геофизики АН СССР, а позже, когда академик Шулейкин создает Морской гидрофизический институт, становится его заместителем. В 1948 году Колесников по рекомендации В.В. Шулейкина занимает и должность заведующего кафедрой физики моря Физического факультета МГУ. А в 1955г. его избирают заведующим всем Геофизическим Отделением факультета.

Прежде чем подступить к исследованию физики моря, Аркадий Георгиевич занимался важнейшей для многих отраслей промышленности проблемой - теорией сушки материалов, испарения и теплообмена в условиях конвекции. Здесь он выполнил ряд оригинальных исследований. Наряду с теоретическими изысканиями инициировал и непосредственно участвовал в проведении экспериментальных работ по изучению физики тонких мелкомасштабных процессов, происходящих в окрестности границы раздела твердой поверхности и воздуха при испарении и теплообмене. При этом по существу впервые для этих задач использовал в то время наиболее точный оптический метод, требующий виртуозности экспериментатора и свободного владения математическим аппаратом при обсчетах и анализе результатов эксперимента.

С 1938г по инициативе В.В. Шулейкина Колесников берется за теоретическое исследование скорости роста льда при различных природных условиях, изучение теплообмена через ледяной покров и физики турбулентных явлений. На основе этих работ в 1943г. он защищает докторскую диссертацию. Здесь важную роль сыграли результаты, полученные по теме, руководимой Шулейкиным и связанные с расчетами прочности льда для прокладки ледовой дороги через Ладожское озеро к осажденному Ленинграду («дороги жизни»). Для определения плотности и однородности, а стало быть, прочности льда, снова использовался оптический метод. И вот важно: двадцать восемь научных работ из первых тридцати трех он опубликовал лично, в основном в центральных журналах, а в остальных пяти был автором идей, постановок задач и участвовал в получении решений. Это определяет: «кто есть кто?» И в науке, известно, существуют увешанные званиями и научными степенями, пробравшиеся по лестнице карьеры, но при этом лишь ставившие свои автографы на работах, делавшихся другими. Но этим Аркадий Георгиевич Колесников не страдал.

Заведовать кафедрой физики моря и вод суши, а тем более руководить всем Геофизическим отделением в МГУ - величайшем научном и учебном центре, сразу после Великой Отечественной войны, когда в МГУ училось много тысяч разноязычных студентов со всего земного шара, кафедрой, в которой в то время трудилось более ста сотрудников, у которой были собственные лаборатории, отдельное здание Гидрофизической лаборатории (Гидрокорпус) с шестью экспериментальными залами суммарной площадью 1800м2, снабженной каналами глубиной до шести метров, шириною более пяти и длиной до пятидесяти метров, с уникальным оборудованием, приборами и возможностями для исследований на них, кафедрой, которая получила в распоряжение научно-исследовательское судно «Московский Университет» неограниченного мореплавания да маломерные плавсредства, кафедрой, на которой выполнялся тогда не только комплекс научных исследований, но еще больше решалось народохозяйственных, прикладных, задач, мог только крупный ученый с широким научным кругозором, глубоким пониманием стоящих перед этим научным направлением проблем и ясным видением путей и методов их решений.

В гидрокорпусе, снабженном уникальными оборудованием и приборами, в частности, существовали: волновой буксировочный канал, гидроаэроканал, термобассейн, гидродинамический лоток, русловой лоток, подвесной лоток, дождевальная установка и береговой лоток с возможностями на них генерировать ветровые волны, стратифицированные потоки, переносы масс и разного вида наносы, динамические, конвективные и акустические явления, разного рода пограничные слои и прочее. При этом имелись возможности фото- и киносъемок всех физических явлений от их зарождения до полного развития и затухания, в том числе как в воздушном потоке, на границе раздела вода-воздух, так и внутри жидкости (скажем, для исследования траекторий жидких и взвешенных частиц, турбулентных переносов природных субстанций, перемешивания и обмена). При этом в военные и послевоенные годы наука в СССР развивалась стремительно, потребности в ее результатах росли экспоненциально, а время восстановления разрушенной экономики было сжато всего в несколько лет. Это требовало от научно-преподавательского состава кафедры высших квалификации и напряжения, умения находить решения поставленных задач, минимизируя затраты и время. Такова была эпоха. И все это предполагало переплетение с учебно-педагогическим процессом. Не преувеличивая, можно утверждать, что кафедра в те времена стояла в ряду наиболее сильных научных учреждений, занимавшихся изучением физики гидросферы и атмосферы Земли. По существу она была компактным и одновременно разветвленным научно-исследовательским институтом.

Создателем кафедры, как и Морского гидрофизического института, был основоположник физики океана и системы «океан – атмосфера» академик СССР В.В. Шулейкин. В 1948 году он рекомендует вместо себя заведующим кафедрой (в 1954 году в нее вошла и кафедра русловых потоков) А.Г. Колесникова, который к этому времени был авторитетным специалистом в области физики моря, имел широкий круг научных интересов в ней, важные результаты и опыт решения прикладных проблем.

Аркадий Георгиевич, с выделявшими его энергией и умением создать в коллективе творческую атмосферу, потребность в нем творить, не только продолжил дело, начатое Шулейкиным, но под его руководством коллектив и далее успешно развивался и численно и профессионально. Те годы предъявляли к науке чрезвычайные требования, и А.Г. Колесников сумел быстро развить на кафедре комплекс самостоятельных исследовательских ветвей, одновременно представлявших единое научное направление.

Достаточно кратко упомянуть главные из них и лишь штрихом обозначить смысл сделанного тогда, чтобы понять, что кафедра в те времена действительно представляла собой компактный научный институт при МГУ. Однако прежде необходимо сказать, что описываемые годы были временем лишь начала комплексного подхода к исследованию океанов, морей, водоемов и русловых потоков, а изучение физики происходящих в них явлений и вовсе только зарождалось благодаря работам В.В. Шулейкина. К тем дням существовала лишь малая капля случайных, разрозненных измерений, выполненных в основном на военно-морском флоте по инициативе выдающихся русских ученых и мореплавателей, таких как М.В. Ломоносов - изобретатель целого ряда морских приборов1; Витус Беринг (1725г), О.Е. Коцебу (1815, 1823гг); Э.Х. Ленц, открывший на основе измерений с помощью изобретенной им вьюшки (1823г), которую, чуть усовершенствовав через десятилетия, Кельвин назвал своим именем, существование противоположного поверхностному переносу глобального глубинного потока из полярных широт в тропические. (И прозрачномер изобрел Коцебу, а через много лет его «придумал» иностранец Секки. И мы почему-то, как и в других областях, молча признаем за такими «изобретателями» их «приоритет»?) Неоспоримый вклад в познание океана внесли знаменитые русские мореплаватели, адмиралы: С.О. Макаров и А.В. Колчак. Но все эти работы, однако, всё же не носили характера системных научных наблюдений и имели описательный, географический подход.

Таким образом, к тому времени как Аркадий Георгиевич возглавил кафедру, в таком важнейшем направлении естествознания как исследование физики океана и его взаимодействия с атмосферой, несмотря на то, что человек вышел из него и издревле плавал морями, в познании процессов, в понимании природы происходящего, причин и следствий, ответственных не только за катастрофические явления, подобные штормам, тайфунам и цунами, но даже, скажем, таких «наглядных», повседневных проявлений природы как ветровые волны, почти ничего не знал. Главное: не существовало сколько-нибудь целенаправленных наблюдений, которые можно было бы систематизировать, подвергнуть анализу и извлечь из них закономерное; практически вовсе не имелось приборов, обоснованных методик наблюдений и экспериментов, и конечно, методов анализа. Поэтому Колесников стимулировал развитие основ научного подхода - эксперимент и наблюдения, вместе с сотрудниками разрабатывая методики, способы измерений, изобретая приборы, положа на алтарь его Величества эксперимента все свои способности, интуицию и энергию. Фундамент науки - наблюдения и эксперимент, а соответственно, и приборостроение, всегда были приоритетом ученого и организатора научных исследований А.К. Колесникова и тогда, когда он руководил кафедрой и позже, когда воссоздавал, развивал и возглавлял Морской гидрофизический институт, переведённый из Москвы в Севастополь.

А на кафедре, основными направлениями, заложенными Шулейкиным, расширенными да углубленными А. Г. Колесниковым, являлись: термика морей, озер, водохранилищ и конвективные процессы в них; турбулентные процессы в морях и океанах; физика пограничных слоев и процессы обмена через них; динамика ветровых и длинных волн, механизм передачи энергии от воздушного потока волнам, процесс развития и обрушения волн; физика льдообразования и процессы обмена через лед; глубинные и придонные течения, перенос и нанос масс ими; физика русловых потоков; электрические и электромагнитные явления в морях и океанах; глубинный обмен и радиоактивность океанических вод.

В кратком очерке невозможно изложить даже основные результаты, полученные Аркадием Георгиевичем, его учениками и тем более руководимым им научным институтом. Поэтому я вынужден лишь в нескольких словах отразить то, что было сделано на кафедре, возглавлявшейся Колесниковым, воспринимаемое мною как наиболее значительное, да назвать часть ученых - его учеников и соратников, внесших, на мой взгляд, наибольший вклад в исследование природных процессов, связанных с океаном.

Работы по изучению физики ветрового волнения и длинных волн в море начались на кафедре Шулейкиным. Прогресс в понимании физических процессов, происходящих при генерации ветрового волнения, оценки потоков энергии от воздушного потока к волнам, турбулентных процессов в них, потока энергии по спектру волновых компонент был сделан благодаря его работам и исследованиям С.В. Доброклонского и Г.Е. Кононковой.

Важные, частью неожиданные, результаты при исследовании статистических и спектральных свойств ветровых волн, пограничного воздушного потока, а также при изучении обмена теплом, импульсом и механической энергией между атмосферой и водной средой, были получены А.А. Сперанской и Е.П. Анисимовой — сотрудниками и учениками Колесникова, получившими позже и ряд новых результатов, связанных с исследованием тонких явлений при моделировании термодинамических процессов, происходящих при развитии циклонов. Все они явились основой для создания теорий и прогностических моделей этих явлений.

При исследовании физики и развития методов прогноза термического режима морей и водохранилищ, построении его теории, важнейшие результаты были получены непосредственно А.Г. Колесниковым. Попутно им была решена задача о формировании суточного хода температуры моря, которую он затем обобщил на случай годового хода температуры воды незамерзающих морей.

Под его руководством, совместно с А.А. Пивоваровым теоретически, а с Е.П. Анисимовой на основе специально поставленных экспериментов и наблюдений, было исследовано влияние процесса обменного поглощения тепла на формирование температурного режима морей и озер.

Колесников и его ученики А.А. Сперанская, В.И. Беляев и А.А. Пивоваров решили проблемы суточного хода температуры воды, скорости стаивания ледяного покрова со стороны водной толщи (снизу) в весенний период и разработали методы расчета осеннего охлаждения замерзающих морей, озер, водохранилищ и рек, температуры под ледяным покровом, составляющих уравнения теплового баланса моря в условиях льдообразования. Эти результаты, теоретические схемы и методы имели прикладные значения и широко применялись при проектировании водохранилищ, гидросооружений и гидроэлектростанций, которые тогда интенсивно возводились в СССР.

А.Г. Колесниковым и В.И. Беляевым была разработана теоретическая модель кристаллизации переохлажденной воды и на основе спланированных ими и Л.А. Букиной экспериментов она была проверена и подтверждена.

Под руководством Аркадия Георгиевича В.И. Беляев обобщил эту модель на случай физики кристаллизации капель в атмосфере, на основе чего успешно защитил докторскую диссертацию и издал монографию. Замечу, что Колесников имел в этом случае полные основания быть её соавтором, но отказался, даря часть своих идей и совместных результатов ученикам. В этом проявлялась не только высота ученого, но и человека Колесникова.

Самым важным, пожалуй, в период руководства Колесниковым кафедрой, являлось то, что впервые было начато системное исследование турбулентных процессов - спектров, их модуляции, турбулентных потоков импульса, масс, тепла, солей и т.д.,- в бассейнах, морях, океанах, в придонных и пограничных слоях атмосферы, прилегающих к поверхности раздела «вода­ – воздух». Для этого, как и во всех иных случаях, на кафедре разработали уникальные методики и приборы, позволявшие регистрировать не только средние величины физических процессов, долгоживущие микроструктуры, но и высокочастотные флуктуации скорости потоков, температуры, влажности, солености, плотности взвешенных частиц. В этом направлении, кроме упомянутых выше, плодотворно трудились: Н.В. Контобойцева, Б.А. Нелепо, Н.А. Пантелеев, А.Н. Парамонов, Ю.Г. Пыркин, Г.Г. Хунджуа и др.

Одновременно с фундаментальными исследовательскими работами широко велись прикладные изыскания, решались конкретные практические задачи. Как примеры этого, можно привести работы по исследованию и лабораторному моделированию формирования русловых форм, размытия берегов и дамб, наносов, ответственных за обмеление судоходных каналов и русел рек, моделирование оптимальных форм гидросооружений, исследование их на устойчивость под воздействием ударных сбросов и паводков и т.д. Результаты этих работ были учтены, в частности, при проектировании таких гидроузлов как Асуанский, Саратовский, Каневский, Балаковский.

В этот же период в связи с актуальнейшими тогда проблемами испытания ядерных зарядов, захоронения радиоактивных отходов и предложениями многих государств использовать для этого глубины океанов, Аркадий Георгиевич инициировал исследования степени радиоактивного заражения морей и океанов, выяснения существования или отсутствия в них придонных течений, средних и турбулентных переносов. Основанием для таких предложений государств (и захоронения проводились!) было ошибочное убеждение, что на больших глубинах океана, в самом его придонном слое царит вечный покой, а течения, как и другие переносы, отсутствуют. Исследования посредством сконструированных на кафедре приборов, опровергшие ошибочный тезис, были выполнены Б.А. Нелепо, Н.А. Пантелеевым и Ю.Г. Пыркиным. Их суммарные результаты послужили решающим аргументом в пользу запрета испытаний в океанах атомного оружия и захоронения радиоактивных отходов в них.

Прикладные работы оптической направленности, важные для оценки биопродуктивности океанов и подводного мореплавания, под руководством А.Г. Колесникова успешно вел тогда А.Н. Парамонов.

Отмечу важное в Колесникове - ученом. Он, как физик, понимал, что одни и те же природные процессы, в конкретных, кратковременных своих реализациях, бесконечно многообразны, и, чтобы выделить доминирующую закономерность в хаосе их случайных проявлений, необходим набор экспериментов и наблюдений в разных условиях. Поэтому он во всех случаях широко планировал наблюдения: в разные сезоны, в разных бассейнах, при различных гидрологических и метеорологических ситуациях, организовывал многочисленные научные экспедиции на озера, в океаны, на Северный полюс (СП-4 и СП-6) и в Антарктиду. При этом изучаемые явления параллельно моделировались в лабораторных, т.е. управляемых, экспериментах. Как следствие этого, результаты, получаемые сотрудниками кафедры, в своем большинстве имели обобщающий характер. Этот же принцип Колесников твердо проводил и позже, будучи директором Морского гидрофизического института. А в годы руководства кафедрой, он параллельно работал и заместителем директора (В.В. Шулейкина) Морского гидрофизического института,- который тогда располагался в Москве, - где перечисленные выше проблемы также были предметом исследований.

В пору моего студенчества на физическом факультете читал он нам курсы о тепловых, конвективных и турбулентных явлениях в океане, находящемся под воздействием воздушного потока (ветра), потоков солнечной радиации и испарения, а также для бассейнов, покрывающихся льдом. Вел их свободно, много шутил. Остроумно. И в этом также проявлялся его живой ум и непосредственность характера. Колесников был необыкновенно энергичен и не бывал мрачным. Его курсы студенты усваивали лучше, чем другие, менее сложные, при этом много работали в лабораториях Гидрофизического корпуса и в экспедициях, в том числе в морских на кораблях, участвовали в экспериментах и разработках приборов.

На Геофизическом отделении в те времена творили и преподавали замечательные ученые и педагоги. Кафедрой физики атмосферы заведовал ученый с мировым именем, директор института Физики атмосферы АН СССР, академик А.М. Обухов, а кафедрой физики Земли - В.А. Магницкий, сотрудник института Физики Земли, ставший вскоре также академиком. Мы слушали их лекции, а также академика В.В. Шулейкина, членов-корреспондентов АН СССР А.Ф. Дюбюка и Е.Ф. Саваренского.

* * *

С тяжким напряжением во время войны и в послевоенные годы в стране организовывали и развивали научные направления, готовили кадры, создавали КБ, копили знания и опыт, а в начале шестидесятых по инициативе Н.С. Хрущёва многие научные институты и опытные производства неожиданно были выселены из крупнейших индустриальных центров на периферию. Как следствие, исчезли десятилетиями формировавшиеся направления, коллективы и взаимосвязи. Морской Гидрофизический институт из Люблино перевели в Севастополь. При этом не только здания, научные лаборатории, оборудование и приборы, но и все сотрудники, жившие десятилетия в Москве, остались в ней, рассредоточившись кто - куда. Приказ о перебазировании и передаче института Академии Наук Украинской ССР был подписан 31. 08. 1961г., но реальные шаги в этом направлении стали отсчитывать лишь в 1962г. С этого времени директором существовавшего лишь на бумаге института стал Колесников, но еще почти весь 1963 год он жил и работал в МГУ.

Колесников обладал мгновенной реакцией на происходящее, и никогда, особенно в важном, не упускал благоприятных обстоятельств, что позволило ему добиться необходимых результатов и при создании института в Севастополе, формировании и выводе на высокий уровень научного коллектива.

Физика моря - наука особенная: изучает природные явления от микроскопических масштабов до космических, изменяющихся во времени от долей секунд до веков, толщины и глубины — от тонкой миллиметровой поверхностной пленки до глубины Марианской впадины. В них тьма явлений, проявлений, сил, причин и следствий! Она романтична, но и реалистична. В ней: лабораторные опыты, длительные рейсы в таинственные уголки заморских стран, бушующие ураганами океаны и безжизненные льды, на полюса и тропики; исследования из Космоса с предварительной разработкой методов; проникновение в темные глубины со всеми их таинствами и светлый небесный горизонт, - все есть. Творчество в ней по необходимости коллективное, но и индивидуальное, она экспериментальная и теоретическая с использованием высших достижений физики и математики. И при всей этой беспредельной гамме сложностей А.Г. Колесников сумел быстро воссоздать институт, развивая научное направление мощно, поступательно, экспоненциально вверх и в смысле его достижений, и в скорости освоения в нём космических технологий. Строились корпуса, КБ, дома, подбирались и готовились специалисты, организовывались научные исследования и научные рейсы в океаны.

Аркадий Георгиевич обладал удивительным даром концентрировать вокруг себя способных людей. Думаю, мало тех, кто ещё смог бы так скоро и основательно воссоздать институт, за десять лет вырастить на периферии научное учреждение международного масштаба с когортой молодых, сильных ученых, увлеченных исследованиями, зажечь их здоровым соревновательным энтузиазмом. «Михаил Ломоносов» - большой научный корабль, водоизмещением 5960т, построенный по инициативе В.В. Шулейкина в 1956г.,- уникальное судно, ходил в дальние рейсы. Крошечные мастерские, созданные сразу во дворе здания, скоро переросли в Специализированное Конструкторское бюро, в котором делались новейшие приборы. Создано было несколько научных отделов: турбулентности, приборов, теории течений, теории волн, гидрологии, объективного анализа, оптики, химии моря, ядерной гидрофизики. А позже еще и отдел взаимодействия атмосферы и океана.

Особое внимание Колесников уделял разработке принципов измерения и созданию приборов. Он без устали подбирал кадры, обсуждал, организовывал, проводил семинары и дискуссии, посылал своих заместителей в другие организации для подбора специалистов, ездил сам, добивался в высоких инстанциях нужных решений. Везде успевал, обо всем помнил. Вся эта огромная работа проходила под сформулированным им девизом: «полная автоматизация океанографических исследований». При этом в понятие автоматизации вкладывалась не только необходимость создание высокоточных приборов, способных работать автономно в открытом океане, но и одновременно методик анализа, методов и способов передачи информации в реальном времени на тысячи километров от мест получения информации в Вычислительный центр (ВЦ) института, который был также создан. Для этих целей Колесников уже тогда понял возможность передачи информации от океанических буев в ВЦ через спутники. Уже тогда он инициировал разработку этих уникальных путей исследования океана. В институте была создана группа, занимавшаяся разработкой пригодных для этих целей методов и приборов, оборудована лаборатория для будущего приема спутниковой информации, а на крыше нового корпуса института смонтирована специализированная спутниковая антенна. Одновременно и на кораблях создавались вычислительные центры, способные непосредственно в рейсе, в реальном времени систематизировать и обрабатывать данные, поступающие с буев, стоящих в океане, и конструировались кольца связи, задачей которых был прием информации и перекачка ее в память корабельного ВЦ.

Скорость развития институтского комплекса заставляла дивиться. И везде, во всем, в день ли, ночь ли, чувствовалась воля, видна была рука, слышен голос академика АН УССР А.Г. Колесникова. Организатор он был неуемный, отчетливо понимавший и представлявший научную работу, ее сложности, «болевые» точки. При этом всё интеллигентно, но - в высшей степени требовательно. Минуло пять - семь лет и оказалось, что МГИ вырвался вперед. Аркадий Георгиевич, используя то обстоятельство, что строилось все заново, не стал повторять былое, пристраиваться к задворкам. Он поставил задачу оснастить институт современными приборами, не имевшими аналогов, в год организовал их разработку, используя витавшие в научных кругах идеи и методики, выстроил конструкторское бюро, сам лично поехал по городам собирать специалистов. Он создал мощную экспериментально-наблюдательную базу, подобно которой не было нигде. Вскоре в недрах МГИ родились известные на весь мир приборы для измерения течений в океанах - «Диски»; турбулентности, температуры и плотности - «Истоки», «Зонды», «Солимеры»; пилотируемые за кораблем «Галсы», «Косы» и т.д. Он, как уже говорилось, понял, что в спутниковую эру, методы исследования Земли посредством космических аппаратов имеют неожиданную по масштабам перспективу и поставил цель заглянуть в океан из Космоса, организовав разработку необходимых методов и средств.

В итоге А.Г. Колесников за десять лет создал институт с собственным, неповторимым профилем и отличным от других каллиграфическим научным подчерком. В 1970 году, всего через семь лет как он возглавил Морской гидрофизический институт, ему во главе коллектива за открытие, экспериментальное исследование и разработку теории течения Ломоносова была присуждена Государственная Премия СССР. Был он лауреатом и Государственной премии Украинской ССР.

Талант - комплекс широких возможностей интеллекта, а не умение что-либо затвердить. Сосуд с трещиной не бывает полным. Аркадий Георгиевич и был наделен полной, широкой натурой. Истинно тогда у штурвала института стояла сильная, талантливая Личность.

Мысли и идеи А.Г. Колесникова жили и продолжают жить в работах его учеников. А их у него немало. Из окончивших возглавлявшуюся им кафедру, а также учившихся у него в аспирантуре, защищавших под его руководством дипломы и диссертации, работавших под его руководством, есть академики, доктора наук. Назову их, возможно и не всех:

Лауреат Государственной премии СССР и Государственной премии УССР, академик АН УССР, профессор, доктор физико-математических наук Б.А. Нелепо; Лауреат Государственной премии УССР, академик УССР В.И. Беляев; член-корреспондент АН СССР, доктор физико-математических наук Р.В. Озмидов; профессора, доктора физико-математических наук: Е.П. Анисимова, Г.С. Дворянинов, В.Н. Иванов, В.Т. Пака, Н.А. Пантелеев, А.Н. Парамонов, А.А. Пивоваров, Ю.Г. Пыркин, А.А. Сперанская, Г.Г. Хунжуа и другие.

 

Выпускник физического факультета МГУ 1965г., профессор, доктор физ.-мат. наук Г.С. Дворянинов

 

 

 

 

 

 

 



1 Именно Ломоносов является родоначальником научного подхода при изучении морей, а вовсе не англичане и американцы. Он за тринадцать лет (в 1759г) до начала экспедиции на «Челенджере» уже читал лекции на эту тему, и он же почти за полтора века прежде лорда Кельвина сформулировал основные прикладные задачи (практические потребности) океанографии.

Назад